Воспоминания

Статья

Тогда немцы тетю Тоню, жену старшего брата Николая и сына его Женечку, которому было все год с небольшим, забрали в комендатуру. Посадили на стол сына и пистолет ребенку к виску: «Не скажешь, сейчас прямо при тебе расстреляем ребенка!». Тут тетя Тоня и рассказала, где они прячутся. И повесили их у нас под окном. Их тела долго не разрешали снимать. Это было в феврале месяце, холодно было, и когда начинался ветер, их тела стукались друг о друга и звенели, как стеклянные. Мы жили рядом и из окна видели эту страшную виселицу ,эти раскачивающиеся тела.

Читать…

Статья

Первый день войны 22 июня ознаменовался бомбардировкой города. Не все поняли, что к чему. Но немцы бомбардировали Конотоп потому, что это был узловой железнодорожный узел. Кроме того, там было два завода, а главное – был военный аэродром, но был он на окраине, и можно сказать, замаскирован. И немцы его не разбомбили. Но сбросили большой десант, десант был одет в советскую авиационную форму. Сразу же по городу были демобилизованы все, кто имел оружие. Они были организованы на поимку, уничтожение этого десанта. И в это время я тоже пошел. Был создан госпиталь полевой, потому что сражение было продолжительное. Десант был большой, потом подошло подкрепление. Целый месяц шло сражение. Были и раненые, и убитые. Десант был уничтожен.

Читать…

Статья

На работу мы ходили – вот как от нас до двухэтажных домов был этот завод, от лагеря. По 4 человека, а кандалы деревянные, а они не сгибаются, ничего. По 4 были связаны в строю. И как упал один, кто внизу вытаскивают, мы то встали, а кто был внизу – добивали. Уже больше не встанешь. Так мы боялись. А не пойдешь, как хочешь, а как скажут. Еще дубинкой: «Иди быстрее!». Кто был раньше в лагерях, им дали спецодежду. А мы приехали в своем. И привезли на крыло самолета, дали отвертку: и, ребята, на подставку, откручивайте болты!».

Читать…

Статья

Немцы пришли в конце августа 1941 года. Оккупировали. И в 1943-м году нас вывезли отсюда в концлагерь. Кого куда. Мама была беременная, поэтому ее не отправили в Германию, а отправили в Литву. Я родилась в концлагере в Резекне. Но в документах, выданных в 1947-м году, мне написали Укмерге, потому что Литва.

Читать…

Статья

Отца не забрали, ему был тогда 41 год и много детей. Старшему было 12 лет, а второму – 7 лет. Старшие были двойняшки, пошли при немцах в первых класс. Я в 1936 году родилась, поэтому в 1941 мне было пять лет, я еще не ходила в школу. При немцах жили на Лесной улице, отец работал на лошади на немцев.

Читать…

Статья

Когда воздушная тревога начиналась, мы работали в депо. «Воздушная тревога, воздушная тревога. Бежать» А куда бежали? Тут был 25 – й магазинчик, мы через депо, а убежище было за колхозным рынком.
Там на болоте было. Вот туда и бегали, а там дают отбой – в депо прибегали обратно. Вот такие мальчишки были. Вот так и бегали.

Читать…

Статья

И ходили мы, мы называли это русский магазин, А русский магазин – это была свалка. Мы потихоньку, чтобы немцы нас не видели с вышки, под проволоку пролезали. А там была река, дом там стоял. А кто там жил, не знаю. А мы за этот дом – и в этот русский магазин, а там была железная дорога еще, я помню. Через лес пойдем на свалку. И вот на этой свалке что найдем, все соберем и сами наедимся. И вы знаете – хлеб. Вот сейчас заплесневеет, выбрасываем. Ведь отравиться можно. А на свалке хлеб, такие были буханки, откуда-то привозили немцы на свалку, может, с гарнизона. Там корочка маленькая, тоненькая, ступишь, а оттуда пыль зеленая, А мы собирали и вот с этой пылью и ели. И хоть бы что. И как мы живы остались. Гниль была…

Читать…

Статья

Как в войну мы жили – ничего не помню. Мама не рассказывала. После войны все рты закрыли насчет этого. Только что брата 1928 года попросит немец помыть котелок, один даст кусочек какой-нибудь, а другой под жопу даст. Он придет – плачет. А мама говорит: «Сказала, не ходи!» Как мы выжили-то? Чем питаться?

Читать…

Статья

Когда война началась? Да, помню, все плакали, была такая паника, отец работал на косилке на лошади. Приехал, повестку принесли, сразу его взяли. Проводили его, поплакали – и все.

Потом более-менее как-то работали в колхозе. Как война началась, я 5 классов закончила и не училась. У нас не было немцев, но они уже в 200 километрах от нас были, у нас не было, боялись. И в 1945 году я закончила 7 классов.

Лошадей не было, работали на быках. Занимались крестьянским трудом. Лен таскали, сено сгребали, пололи лен, в лес ходили.

Потом колхозы объединили. Вы знаете, как мы жили: были, как взрослые. Работали вместе со взрослыми, и пахали, и косили – все делали. Два года не учились. И быков обучали, лошадей-то забрали, а те, что остались, чесоточные были. У нас чем хорошо, что немец не дошел, был и в Бологом, не так далеко уже.

Читать…

Статья

Безусловно, было и мясо, и все. Немцы все обобрали. Нас в одну комнату, а кого и в баню сослали. А мать им готовила, ну, они же немцы, они не любят, если, не дай бог, украдут чего. Было с чего, мясо-то у них было. Это у нас ни мяса, ничего нет – шелуху собирали и лебеду ели.

Читать…

Статья

Позднее жители много рассказали и показали ямы, где производились казни людей. Когда писали этот акт, ямы раскопали – это в 1944 году было. В акте написали, что было вскрыто две ямы из шести. И когда увидели, что там в три слоя люди сложены, написали – примерно в каждой яме по 60 человек. А ям было шесть или восемь. Полностью вскрытия не делали. Отнеслись к этому формально. Нам потом не дали делать эксгумацию, так как прошло много времени. А ведь там лежат русские люди, и о них тоже надо помнить.

Читать…

Статья

Ну, разумеется, нас из дома выгнали, нам жить было негде. Село большое было. Нам место дали в доме со старостой за стенкой. И мама рассказывала, что встречные окна были закрыты где одеялом, где как, потому что напротив была виселица. Повесили милиционера. А Мишу Осипова, с одной ногой, привязали и несколько дней его держали привязанным к столбу. А когда милиционер висел, мама нам говорила: «Не открывайте окно, не смотрите!» Маленькие дети, знаете. Ну, что делать!

Читать…

Статья

Немцы стали бомбить без конца, фугаски бросали. Я только кричала: «Бабушка, бабушка!». Самолет так летит, за крышу, видно, даже как летчик из кабины выглядывает. Бабушка во дворе была. Я зову: «Бабушка, бабушка!». А тут грохот, зажигалки летят, и фугаски бросают. И вот от страха бабушку парализовало. А мы все убежали в лес.
У нас здесь стоял карательный отряд, в школе, вот здесь, в Роднинской. А бабушка парализована. Мне дядя Анатолий Сырников лошадь запряг, я бабушку погрузила, ну, короче говоря, увезти ее надо было в лес. Она мне: «Доченька, не надо меня в лес. Оставь меня, может быть, немцы дом-то оставят!». Ей жаль было дом. Ну, как-то я ее все-таки увезла. И все. А потом уж слышим, горит наша деревня.

Читать…

Статья

Нас уже освободили в сентябре 1944 года. Посадили в товарняк – и сюда. В Саблино нас привезли 9 января 1945 года, еще шла война. Приехали – в свой дом не пускают, там школа солдатская. Мама поехала в Тосно. Ей говорят: «А зачем вы приехали?» А она отвечает: «Немцы погрузили – нас не спросили, русские тоже погрузили – не спросили да и привезли. Я в свой дом приехала, у меня муж на фронте и дочка! И дочка с завода на Урале».

Читать…

Статья

Пришли после зимних каникул, а в классе только трое мальчишек. Остальных восьмерых мальчиков, которые 1924, 25, 26 годов рождения, всех забрали в армию, не дали окончить десятый класс. Отправили в Череповец, в училище. Там они шесть месяцев обучались, а потом – на фронт. Из восьми мальчиков только один остался в живых, все остальные погибли. Все погибли, только один Ваня Ульянов остался живой. Все погибли, такие парни хорошие были.

Читать…

Статья

А мы остались в деревне. Началось раскулачивание. Подъехала телега, на телеге дедушка Егор, его лошадь, нам сказали: «Берите все, что можете с собой взять в эту телегу, и мы вас повезем. Куда пошлют, туда и поедете на станцию». Нас раскулачивали и еще двоих в этой деревне. Ну, там все взрослые, у Власовых взрослые, у Захаровых тоже, сиделками работали в больнице. Все приготовились. Начались торги, все, что было в комнатах, выносили на улицу. Стоял стол и на столе отмечали. Вот комод кто берет, вот диван кто берет. А все было сделано своими руками. Дед был краснодеревщик, он работал каждую зиму на Обуховском заводе – для инженерного состава делал хорошие вещи. И дома в нашей деревне не было такой избы, в которой не было бы нашего комода: или он построил, сделал или же забрали. В общем, все, что было в комнатах, все забрали.

Читать…

Статья

От бомбежек как прятались? Так были дома. Но один раз всем краем уехали. Все соседи собрались, и уехали за болото, и там раскинули огромную палатку. Посередине была времянка, топили. Но когда слышали вой самолета такого груженого, мы уже различали, что не наш самолет, что бомбить будет. И все кричали: гасите, чтобы дыма было не видно, а то набросают бомбы. Так гасили печку.

Читать…

Статья

Бомбежки были, потому что у нас была близко воинская часть, там были зенитки, и они оборонялись от налетов. Один соседний дом разбомбило, наш уцелел, а соседний, ближе к воинской части, разбомбили. Люди погибли.

Читать…

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю