ЛенинградВсе воспоминания

Статья

Из нашей квартиры мы выбегали, и буквально метров через десять был вход в бомбоубежище. Он тянулся по всему дому на следующую улицу. Так вот, следующую улицу разбомбили, и остался один вход – там мы пережидали обстрел. Проходили в дом, а потом больше и сил не было уже туда ходить. Да и мать сказала: «Будь что будет!», и мы перестали ходить в бомбоубежище. Как только объявляли обстрел и, мы ждали. Это сейчас я говорю с улыбкой, а тогда мы были отрешенные какие-то, что взрослые говорили, все исполняли, послушные были. Я хочу сказать…может и воспитание сказывалось, мы как зомби были.

Читать…

Статья

Дед мой ушел на войну. У него было одиннадцать детей. Деда забрали в Японию, при Цусиме бой-то был, так дед двое суток на ящике плавал. Ящик со спичками. Когда корабль разорвало, его поймали, прицепилось пять человек. И семь лет дед был в Японии. А когда он из плена вернулся, детей осталось всего трое. Ну, а потом еще появились: в 1925-м и 1927-м годах. Умирали дети: эпидемия пройдет и все. Лекарств не было.

Читать…

Статья

Машины были. Маленькие такие машины, мы грузили на них. Это начало 1942 года. Вот убирали все, помогали, бомбежки, потом все чистили. А сколько было трупов в подвалах! Я руками своими все делала. И как-то нам было все равно. Страшно было: идешь по коридорам, сидит человек, он уже мертвый. Мы только грузили их на машины. Их отвозили. Были вырыты ямы на Пискаревском кладбище. Туда возили все трупы.

Читать…

Статья

Еще на заводе нас работать заставляли. Столько нужно чушек положить! А я маленькая — мне не положить. Так немец скажет: «Иди туда, пройди!» И он сам наложит. Помогал мне. Чтобы норму выполняла. Если не выполнишь — то бьют тут же плетью. Я говорю, что я все время была в побоях, по 1945 год была в побоях. Там немцы очень любили. Почему — то я не знаю. Я была, все были одинаковые, а меня все полюбили и все. И все подкармливали.

Читать…

Статья

Еще вот я забыла сказать: до эвакуации нас, детей ленинградских, эвакуировали в район Балдаево, и вот передавали, что разбомбили эшелон в Лычково .
И нас вернули. А мама поехала опознавать, там разбомбили всех в Лычково , этот эшелон, она меня там искала и не нашла. Вернулась, а меня уже привезли, я открыла ей дверь, и она потеряла сознание.
Это первая попытка эвакуировать только детей.

Читать…

Статья

Очень много погибло людей в блокаду. Родился ребенок, например, а мать умерла через неделю, и вот ребеночек один остался. Две — три медсестры было на весь родильный дом. Много детей было недоношенных. Много было всяких случаев. Например, ушла мать, оставила ребенка в больнице, а потом не смогла вернуться. Кто выжил- тот выжил. Все было.

Читать…

Статья

А мама умерла и там была похоронена. Отец потом хотел прийти в Анненское. Там уже немцы были, и он потом лесами пробирался долго очень. В Ленинграде через две недели был. А бабушкин брат перевез нас через Неву. Напротив нас Невская дубровка, и мы от нее до Ленинграда шли пешком по лесам. И всю дорогу нас преследовал один и тот же самолет. Мы даже видели морду этого немца

Читать…

Статья

Тяжелое было положение и время.
Ну, такой, к примеру, случай расскажу. Я слышу вдруг рядом плач ребенка. Мы с моей второй матерью пошли, посмотрели, кто это. Ребенок ползает по кровати, а мать лежит мертвая и в руках держит кусочек хлеба. Сама умерла, а ребенку этот кусочек оставила. Ребенка, конечно, мы подобрали. И были дружины, и мы им отдали. И ребенка отправили в специальный дом.

Читать…

Статья

С четвертого ноября до февраля самые тяжелые были дни блокадные, и если кто меньше прожил, тому не дают блокадника. А вот только эти четыре месяца самые страшные. Ничего не было, кроме 125 грамм хлеба. А хлеб был не настоящий. Стакан муки, стакан — с магазинов неходовой товар: семечки собирали, крахмал… Вот эти семечки перемалывали, они же черные вместе с очистками, и мука получалась черная. А у нас рядом за мостом был деревообрабатывающий завод, и там были опилки.
Вскопали и вместо семечек, клали стакан опилок. Вот за эти хлебом мы приходили пораньше. Некоторые говорят, с вечера занимали, но то все не правда. Как может истощенный человек стоять ночь? Ведь ходить он не сможет. Сядет — он уже покойник.

Читать…

Статья

Как началась война, не помню. Все время бегали в бомбоубежище, как тревога – и мы бежали прятаться. Мама слегла и всю блокаду. А папу призвали на фронт, и брат слег. Хотели уезжать, наши родственники все уехали в деревню, дом был в Ярославской области. А брат: «Умру, но не уеду из Ленинграда!» Брату было 17 лет.

Читать…

Статья

В товарных поездах сначала приехали в деревню Поддубна, там войну всю и прожили. Мама там работала с хозяйкой, а все ребятишки были закрыты в доме — хозяйские дети и мы. Хозяйка нас взяла, мы дружно жили. Потом и после войны общались. Они уйдут на работу на целый день, а нас замок закроют, мы на столе там прыгаем, скачем. А немцы и там бомбили. Мы ещё за ягодами ходили, самолеты летают, а мы прячемся под кусты. Потом уж не помню, как уехали оттуда, но всю войну там прожили очень дружненько. Маму очень любили, она работящая была.

Читать…

Статья

Что мы еще ели? Бадаевские продуктовые склады в начале сентября сгорели. И туда лениградцы ринулись за землей. Все там смешалось с землей, все было коричневое, и вот, мама ходила и приносила в мешочках эту черную землю. Она была смешана с горелой мукой. Мы разводили ее и жарили блины. Есть можно было, но земля очень скрипела на зубах. Самый последний крик голода был – зубной порошок, отец его жарил. У нас было несколько коробок порошка, он развел его и поджарил, но есть было нельзя. Вот так мы и ели. Потом, когда было тепло, собирали траву: лебеду, крапиву – из крапивы-то щи вкусные, а из лебеды – нет. Вот так питались.

Читать…

Статья

Мы еще молодые были, почти по 20 лет всем, и думали, что война закончилась. Но для меня война не закончилась: наш полк перебросили на Дальний Восток, и я участвовал в войне с Японией на Забайкайском фронте. Там война быстро закончилась.

Читать…

Статья

А еще у нас в Шапках был так называемый карьер. Его иногда называют Кукушкиным карьером, там уже кусочек горы сняли, где был откос. В этом месте немцы вели какие- то подземные работы. Там при немцах стоял бетонно-растворный узел и работали военнопленные, которые были пригнаны из Саблинского лагеря. Куда делись военнопленные — никто не знает. Я не слышала, чтобы с этого карьера поднимали убитых, может быть, их в другом месте расстреляли.

Читать…

Статья

И только к 60-летию Победы я услышала, как врач одна, профессор наша питерская, объяснила: «Я наблюдала всех блокадников, детей до восьми лет. Тех, кто был в блокаде. У них хуже потомство будет». Ну, память такая. У нас у всех ужасная память. У меня столько книг, это только часть, что сюда привезли. Все перечитываю. Вот, эта врач говорила, что только я сама буду лучше, чем потомки. То есть вся жизнь тяжелая сказывается на детях, да. Которые до восьми лет были в блокаде. Голод, ничего не видали.

Читать…

Статья

В Ленинграде объявили блокаду. Тут же скоро по осени Бадаевские склады горели. А дядя у меня работал в колхозе в ЖКО, мастером был. Сразу стало плохо, посадили на паек. Мама рабочая, тетя рабочая, у дедушки рабочая группа. Нас трое детей: сестра, я и брат двоюродный, и бабушка была, мы на иждивенческой карточке. Пока было ничего, более-менее.

Читать…

Статья

А в феврале мама и сестра работали при домоуправлении и ходили работать на Дальневосточное кладбище, на захоронения. И туда привозили трупы – все, которые в городе: ну, где то бомбежка прошла или что, возили на то кладбище. Там взрывали землю, замерзшее все было, зима была. И потом такая холодная зима-то была. Т.е. взрывали, чистили, братские могилы делали. А днем наши ходили туда и производили захоронения. А там на работу, ну как, по списку, наверное, не знаю, как там было. Но платили не деньги, а иждивенческую карточку, 125 граммов.

Читать…

Статья

Мы жили в комнате на первом этаже. А комната эта была всего10 метров. Тепло, там печка была. Еду приносили, у кого что было. А у нас на кухне была плита дровяная, и там на ней все готовилось. И ей же отапливались, очень было тепло. А потом голод наступил. Клей ели даже, все ели , что было. Запас клея был какой-то, в столе лежал. Тетя Маня у нас была такая, она сапоги делала, и ,видимо, оттуда запасы оставались. Отец иногда привозил хлеба поесть.

Читать…

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю