< Все воспоминания

Максимова (Никифорова)  Мария Ивановна

Заставка для - Максимова (Никифорова)  Мария Ивановна

У нас не было большого голода. Не было у меня только мамы. Она умерла в 1930–м году. Мне было 4 года. Отец один нас поднимал. И благодарны мы все ему. Рано умер. А так было все. И вот еще что: получат они хлеб, шли трудодни брату, папа работает. Я на лошади работала 14 летняя. Запрягала и возила воду. И у нас не было беды с хлебом. А когда я пошла на судоверфь работать, мы стали жить роскошно . С хлебом нормально было, сахар, все что хочешь.

Никто из нас не вечен. И ветеранов с каждым годом становится меньше и меньше. Помогите  нам  СОХРАНИТЬ  истории   жизни  и донести их детям.

Помочь можно здесь.

Я – Максимова Мария Ивановн, 1926 года рождения, девичья фамилия  Никифорова. Родилась я в Острове,  Низинского района,  Волховского района.

Я была в тылу  И в тылу я находилась с начала войны .Да, война началась и сразу же мы были в тылу.

Я из крестьянской семьи, папа – Никифоров Иван Иванович, мама  – Мария Ивановна.  Когда война началась,  мне было  14 лет.

Война началась…  Началась война,  к нам не дошло еще. А 19 августа был престольный праздник, и вот тогда уже,  19 августа  1941 года,  все уже были, знали, что война. Все ушли на танцы в деревню Заречье. И вот когда оттуда возвращались, все уже знали, что война началась.

И взрослые мужчины, ребята стали собираться, их сразу начали призывать в армию. Собирали уже котомочки и наутро все уезжали. Кто в Сясьстрой на работу, кто на баржу, еще кто – в вагоны.

Я училась в Низинской школе,  в деревне Низино. 7 -й класс заканчивала. Во время войны школа работала.

Сначала не работала нигде.

mariya-ivanovna-nachalo-50-h-gg
Мария Ивановна начало-50 -х.г.г.

Когда всех мужчин забрали в армию, надо было работать. Я работала в колхозе.

В Острове.  Я работала, была лошадь у меня,  по полям возила. Нам нужно же было жить. А папа был счетоводом. И  папа мне сказал: «Мария, чтобы ты не сидела дома». Какие работы-то бывают…

Брат у меня был.  Забрали его в Ленинград, там уже готовились к войне. И он там работал, помогал всем. А сестра работала на сельском комбинате, нумеровщиком, но ее в армию не взяли.  Нас  трое было в семье.    Старшая сестра хозяйкой была.

В начале войны я работала в колхозе. Потом перешла на работу на судоверфь.  Как началась война,  как только стали работать в городе, нас призвали туда на работу.

Я сначала пошла рабочей, а потом табельщицей, я была худая такая. Потом расскажу про другое, я сбиваюсь.

Сначала  нас перевезли в Волхов. И в Волхове мы делали в подвалах, такие отверстия, как окна, мы их чистили, чтобы пуля не долетала, а стрелять можно было оттуда. Лом у нас был. Что еще…

Потом меня совсем туда взяли. Сразу приехала начальница отдела кадров Лидия Ивановна, собрала нас: «Будете работать на судоверфи, будете получать деньги и будете рабочими».

А у нее дети были в Ленинграде оставлены. И она меня взяла с собой жить. Я у нее жила. Мне было там хорошо, забота была: кормила меня и одевала. Забыла уже ее фамилию. И стали работать по-настоящему. Когда привозили бревна,  мы не могли помогать, а когда строгали, мы помогали. Струги были,  и мы строгали.

Я долго была рабочей, потому что другого места не было, а я еще худая. А потом нашли должность, и я была табельщиком. И так до тех пор, пока мы не уехали. А когда уехали, война уже почти закончилась.  Уехали в  Сясьстрой, домой. Папа был у меня, он жив остался. Он не воевал.

vasilij-stepanovich-suprug-marii-ivanovny
Василий Степанович.супруг Марии Ивановны.

В Сясьстрое бомбежки не так, чтобы подряд, пробомбят и улетят. А потом мне очень хорошо запомнилась дорога жизни, когда надо было уезжать, баржи строить нельзя, надо уводить. И появилась дорога жизни, я работала на ней. Теперь, еще что, я путаюсь…

А в Сясьстрое, был у нас дом. Рубленый дом, там папа жил, сестра старшая, брат был на войне, и я. Сестра пошла на работу. Руководил в доме папа, и печку топил,  и за нами ухаживал. Такого папу никогда не забуду. Нас возили в Волхов, и мы чистили окна, амбразуры, часто, чтобы снаряды не попадали,  и стреляли отсюда.

 

Я была как рабочая, и жила в Волхове. Каждый день там бомбили, и нам надо было убирать. А в Сясьстрое я только помню,  как убили одну телефонистку. Не то что помню, слух прошел. Она была на вахте. А с ней работал мой будущий муж, и говорили, что прямо в нее бомба попала, и ее убило.

Я сегодня посмотрела, в  1942-й году  было  30 барж, а к концу 1945 года было 99 барж сделано. А вот судоверфь,  она же была переведена в  1945 году.

В 1945 году мы уехали в Подпорожье,  вернее,  в Погра.  И там продолжали уже доки строить. Там я долго жила. Года три. Не потому, что нельзя было выезжать, а нам там было хорошо. Мы были обеспечены квартирами. Помню, Николай Васильевич, начальник кадров, говорил: «Маруся,  ты будешь жить, я буду приглядывать». Я была сирота, за мной смотрели больше. Потом еще что:  направили на лесозаготовки в Тихвин, там еще надо было заготавливать лес, чтобы вытаскивать баржи. Были там недолго, и баржи тащили,  и все,  что надо.

А потом в 1947 году, наверное,  мы уехали насовсем.  В Сясьстрой. Из всех деревень , Жуковщина, Низино, были там все деревни.  В Сясьстрое после войны было много военнопленных.  Они жили вот где:  улица Культуры, Дом культуры знаете, оттуда идет улица прямая,  и вот в самом конце были бараки, и жили пленные.  Я не общалась с ними.

Они вроде бы строили. Сясьстрой восстанавливали,  комбинат, строили улицы – 1 Мая, Советскую.

mariya-kuzminichna-mama-maksimovoj-m-i
Мария Кузминична.мама.

В семье у меня было нормально, мой папа – работник колхоза. Он был счетоводом , он работал в колхозе, мне ничего не шло. А брат работал на оборонных работах в Ленинграде, ему шли трудодни, как колхозные,  и у них получалось, что вместе много трудодней. И они получали хлеб, картошку, овощи

У нас не было большого голода. Не было у меня   только мамы.  Она умерла в 1930–м году. Мне было  4 года.  Отец один нас поднимал. И благодарны мы все ему. Рано умер. А так было все. И вот еще что:  получат они хлеб, шли трудодни брату, папа работает. Я на лошади работала  14 летняя. Запрягала и возила воду. И у нас не было беды с хлебом. А когда я пошла на судоверфь работать, мы стали жить роскошно . С хлебом нормально было, сахар,  все что хочешь.

Лошадь запрячь, воду налить я умела. Ну,  колхозница. И все остальное тоже нормально.

А у меня была бочка круглая, лошадь запрягли, бочку – на телегу, ковш, чтобы наливать воду. Если я полную не подниму, подниму половину, наливаю бочку и вожу поливать рассаду, что растет.  А так, чтобы мне тяжело было…, ну, я такая  Я не требовательная, считала,  что все хорошо. Помогать надо стране.

Я хочу сказать: раз мы работали в колхозе трое, мы что-то получали. И чтобы мы голодом жили,  я не помню, чтобы я хотела есть всегда. Так дело еще в том, что каждый человек  живет по-своему, у нас был папа умный очень, посадит и говорит: «Вот, ребята, столько хлеба. На день, на месяц, нужно растянуть». Излишков  не было

Трудно, война везде. Нужно, чтобы всем хватало.  Он был очень умный, папа у нас,

поднял нас, без жены, и старшая рабочая была, младшая работала нормировщиком. И.брат.  И я тоже работала, и табельщиком, и нормировщиком. А потом, когда мы переехали, меня Лидия Ивановна взяла и посадила в отдел кадров , будешь учиться, чтобы потом работала. Я ей очень  благодарна.

Мы рано ходили в школу, нам не в чем было ходить, босиком были. У меня были калоши, сверху носки вязаные.

Вышла замуж  в 1948  году. Сейчас расскажу про замужество. Когда началась война, потом закончилась, все стали собираться домой. Я замуж вышла в 1948 году. Муж говорит: «Ты должна учиться, пошел и записал меня в школу». Я согласилась, я  училась всегда на пятерки. Продолжала учиться, когда были замужем

Не шесть, а ,может,  пять лет, может,  4 года. Но ходила в школу. А потом,  когда вышла замуж, я забеременела.  И Вася,  муж,  сказал: «Школу не бросать». Я  так и училась дальше. А у меня директор – мужчина и классный руководитель тоже мужчина. А я стеснялась, а ребята поддерживали, девочек было меньше, чем мальчишек. И вот они меня поддерживали:  не стесняйся , что ты,

Я в роддоме. Вдруг акушерка приходит «Максимова, два мужчины пришли». Открываю окно – там директор и классный руководитель. Ребеночек родился, продолжали учебу.

Мы с Подпорожья поехали в Балтийск. побыли там, квартира была, я работала там в колхозе бухгалтером. Потом поехали в Севастополь. В Севастополе дети пошли в школу, все хорошо. А потом уже, что дальше. А оттуда в Балтийск, а потом на Камчатку.  Да. На Камчатке нам жилось очень хорошо. Очень добрые там люди.

Мы надеемся, что Вам понравился рассказ. Помогите нам узнать больше и рассказать Вам. Это можно сделать здесь

Фото

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю