Воспоминания

Статья

Партизаны еду собирали по деревням, кто что даст. Картошку, мясо, сами варили. Кухни не было никакой. Кусок мяса сами наварим и все. Самое сложное было дело. У нас был староста Кузьмин Федор Григорьевич. Придет: «Петька, надо ехать!». И я знал, что партизаны к нему пришли и их надо провожать. А уже часов 12 или час ночи. Вот мы идем, запрягаем лошадь, и я везу их по лесу, по дороге. Ну, раньше не было дорог-то. И вот так, не каждый день, но часто приходилось. Были и постарше ребята. Они все боялись, что, не дай бог, расстреляют, если поймают. Ну, ничего все обошлось, не расстреляли.

Читать…

Статья

Немцы всякие были. Мама стирала им, один немец подошел к маме с водкой. Она умерла — ни разу таблетку не пробовала! А он с гранатой и говорит: «Если не выпьешь, я гранату взорву».

Читать…

Статья

Дали вагон: «Давайте грузиться, повезут далеко». Погрузились мы, и привезли нас в Волхов. Манька выскочила, прибежала: «Нюшка, давайте выгружайтесь, немцев угнали, домой поедем». А там не было котомок, тряпье. Поехали мы домой.

Читать…

Статья

Уже было двадцатое августа. Немцы быстро шли. И вот бегали мы с ребятами, домой прихожу, это было на день раньше вечером. Мать кормила трех военных. Видимо, состав шел, потому что петлицы оторваны. Ну, немцы были в ста километрах от Новгорода. А немцы Новгород взяли девятнадцатого августа.

Читать…

Статья

На работу мы ходили — вот как от нас до двухэтажных домов был этот завод, от лагеря. По 4 человека, а кандалы деревянные, а они не сгибаются, ничего. По 4 были связаны в строю. И как упал один, кто внизу вытаскивают, мы то встали, а кто был внизу — добивали. Уже больше не встанешь. Так мы боялись. А не пойдешь, как хочешь, а как скажут. Еще дубинкой: «Иди быстрее!». Кто был раньше в лагерях, им дали спецодежду. А мы приехали в своем. И привезли на крыло самолета, дали отвертку: и, ребята, на подставку, откручивайте болты!».

Читать…

Статья

От бомбежек как прятались? Так были дома. Но один раз всем краем уехали. Все соседи собрались, и уехали за болото, и там раскинули огромную палатку. Посередине была времянка, топили. Но когда слышали вой самолета такого груженого, мы уже различали, что не наш самолет, что бомбить будет. И все кричали: гасите, чтобы дыма было не видно, а то набросают бомбы. Так гасили печку.

Читать…

Статья

Слышим вдруг крик на улице непонятный. А где то были у кого просто тарелки, не приемники . И вдруг папа прибегает: «Вставайте, быстрее, война». Слезы, крик, какой тут разговор может быть. И у меня встал вопрос, куда идти после семи классов. Я пошла в медицинский техникум . Вот вы знаете мы были бедные, были брошенные, но вот брат убежал на фронт, начало войны. Я решила, что закончу медицинский и пойду тоже на фронт. Представляете себе вот такие были.

Читать…

Статья

Немцы не были в нашей деревне, почти не были. В этом сельском совете, там 5 человек было. Я не знаю, какими они ведали делами всеми. Мы их почти не видели и их не касались. Тогда мобилизовали взрослых, а в колхозе только остался писарь-учетчик – тогда их так называли. Учетчик владел этими делами, он был пожилой человек. Он был участником Гражданской войны. Стали выбирать этого человека старостой – все равно немцам подчинялись. А он: «Нет. Я знаю, что за работа, я не хочу!»

Читать…

Статья

Первый день войны 22 июня ознаменовался бомбардировкой города. Не все поняли, что к чему. Но немцы бомбардировали Конотоп потому, что это был узловой железнодорожный узел. Кроме того, там было два завода, а главное — был военный аэродром, но был он на окраине, и можно сказать, замаскирован. И немцы его не разбомбили. Но сбросили большой десант, десант был одет в советскую авиационную форму. Сразу же по городу были демобилизованы все, кто имел оружие. Они были организованы на поимку, уничтожение этого десанта. И в это время я тоже пошел. Был создан госпиталь полевой, потому что сражение было продолжительное. Десант был большой, потом подошло подкрепление. Целый месяц шло сражение. Были и раненые, и убитые. Десант был уничтожен.

Читать…

Статья

Нас уже освободили в сентябре 1944 года. Посадили в товарняк — и сюда. В Саблино нас привезли 9 января 1945 года, еще шла война. Приехали — в свой дом не пускают, там школа солдатская. Мама поехала в Тосно. Ей говорят: «А зачем вы приехали?» А она отвечает: «Немцы погрузили — нас не спросили, русские тоже погрузили — не спросили да и привезли. Я в свой дом приехала, у меня муж на фронте и дочка! И дочка с завода на Урале».

Читать…

Статья

А однажды мама принесла листовку. На листовке были нарисованы березовые кресты и на одной могилке немецкая мать плакала. Мама подала листовку немецкому офицеру и сказала: «Вас не допустят до Ленинграда, погонят до Берлина!» А он ее раз, и в каталажку. Каталажка была у милиции. Обрезанное здание, когда стоишь лицом с левой стороны, здесь была каталажка, и маму туда заперли. Но офицер никому не успел дать распоряжение, что с ней делать, потому что сам отправился на разминирование в Поповку. А ему там выжгло глаза. Его с поля боя сразу в Германию в госпиталь отправили. Маму подержали там три дня, она вся завшивела, и потом ее отпустили домой. Вот так мама осталась жива. Но у нее на нервной почве открылось кровотечение ночью, она пошла в туалет , упала, и у нее горлом кровь пошла.

Читать…

Статья

Что нужно в лес уходить нам приказало начальство. Как война началась, нас уже отправили в лес, землянки рыть. Землянки были выкопаны у каждой семьи. У кого нет отцов, или нет силы, нам приходилось маме просить. Мы в бегах были, когда немцы пришли.

Читать…

Статья

До войны было печное отопление, сарай у нас во дворе, мы за дровами. А немцы нам: «Бросьте, нельзя!» И на нас автомат настраивают целиться. Так боялись, когда тревога была. Брата нет дома, мамы нет дома, мы с Любой. А мне было пять лет тогда. Тревога!!! Куда мы побежим? Я Любу хватаю, да под кровать прятались.

Читать…

Статья

Мама жила в страшном ожидании ареста. Потом она рассказывала мне про один случай: это было вскоре после ареста отца. В гостях у нее был Рачинский с женой, посидели – поговорили, а потом они ушли. И вот примерно через час — стук в дверь. И мама рассказывает: слышу стук, а открывать идти не могу — ноги отнялись. Была совершенно уверена: вот и за мной пришли. 12 часов ночи, поздний час…

Читать…

Статья

Во что играли маленькие дети? Лапта. Очень хорошая была игра, целая улица собиралась играть в эту игру. Чижик-пыжик. Лапта – это здорово, могут человек 30 играть. Набегаешься, ой как. Штандер. Подбрасывали мяч. Прятки была очень распространенная игра. Интересно было, тем более, что игры массовые были. Радио слушали, оперы слушали. Потом появились приемники, и жизнь кипела. Люди какие-то радостные были. Что касается молодежи, если где-то на окне играет музыка, сразу же собирается молодежь, и танцевали. Когда я училась в деревне, я на выходные дни приходила домой. Конечно, 15 километров пешком надо было идти. И ничего не брала. Приду: «Мама, есть!». Ну, что было, пожалуйста. Поем – и на танцы. По этой рампе, знаете, собиралась молодежь, натанцуемся, оттуда идем все вместе. Весело было, и пьяных не было. Если парень подойдет выпивший, то ни одна девушка с ним не танцевала. Все было строго. И девушки не курили, если было такое, то это шок был в то время.

Читать…

Статья

В Германию нас не повезли; кому мы нужны — детишки. Мама умерла в марте месяце, а наша тетка была со своими дочками тоже там. Вот мы вместе и жили. Они нас и привезли в Тосно. Ехали мы поздней осенью уже. Приехали, а в нашем доме моя бабушка. Они были в Литве, но приехали. Их дом разбомбили, а наш остался.

Читать…

Статья

Мы жили недалеко от Магдебурга. Нас поселили в двухэтажном доме. А по соседству жила большая семья у немцев. Были отец, жена, их сын, невестка и маленький мальчик месяца 3-4. Отец и сын — воевали, потому что мама говорила, что видела пиджак у старшего немца, а на нем написано «Киевская швейная фабрика». Но относились они к нам хорошо. Мы маму ревновали очень к маленькому Клаусу. Так звали малыша, а невестку звали Хильда. И мама ей говорила: «Давай, я его буду мыть, как у нас в России». В Германии моют не так — губочкой протирают. А мама сажала его в таз, и малыш плескался и хохотал. А мы не могли понять, как она может его любить? Мы его очень не любили.

Читать…

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю