Воспоминания

Статья

В Германии гоняли нас на завод, а после завода посылали, где много начальников, убирать надо было, подметать да мусор убирать. Посылали, гоняли, куда им надо, туда нас и гоняли. А сколько народу! Много наций было, люди были изможденные, его под ручку ведут, но все равно в цех, работать. Еще и надают, что ноги не идут. Холодов не было. Помню, за обедом сидим – снежинки полетели, они взяли ведра уже, а так покрапали снежинки – да и все, и снег закончился на том.

Читать…

Статья

Я очень хорошо свой садик помню. Помню двухэтажное деревянное здание. Там не хватало техничек, а я самой рослой была из группы. И поэтому старалась помогать воспитателям. Разумеется, какие-то качества у меня были: я любила помыть посуду, помыть пол. А мне было тогда всего 5-6 лет, и я это делала с удовольствием.
Мне за это давали кусочек хлеба, горбушечку, чуть побольше и дополнительно каши за то, что я помогала. Таким образом, с 6 лет я начала уже работать.

Читать…

Статья

Еще вот я забыла сказать: до эвакуации нас, детей ленинградских, эвакуировали в район Балдаево, и вот передавали, что разбомбили эшелон в Лычково .
И нас вернули. А мама поехала опознавать, там разбомбили всех в Лычково , этот эшелон, она меня там искала и не нашла. Вернулась, а меня уже привезли, я открыла ей дверь, и она потеряла сознание.
Это первая попытка эвакуировать только детей.

Читать…

Статья

В Германию нас не повезли; кому мы нужны — детишки. Мама умерла в марте месяце, а наша тетка была со своими дочками тоже там. Вот мы вместе и жили. Они нас и привезли в Тосно. Ехали мы поздней осенью уже. Приехали, а в нашем доме моя бабушка. Они были в Литве, но приехали. Их дом разбомбили, а наш остался.

Читать…

Статья

Первый день войны 22 июня ознаменовался бомбардировкой города. Не все поняли, что к чему. Но немцы бомбардировали Конотоп потому, что это был узловой железнодорожный узел. Кроме того, там было два завода, а главное — был военный аэродром, но был он на окраине, и можно сказать, замаскирован. И немцы его не разбомбили. Но сбросили большой десант, десант был одет в советскую авиационную форму. Сразу же по городу были демобилизованы все, кто имел оружие. Они были организованы на поимку, уничтожение этого десанта. И в это время я тоже пошел. Был создан госпиталь полевой, потому что сражение было продолжительное. Десант был большой, потом подошло подкрепление. Целый месяц шло сражение. Были и раненые, и убитые. Десант был уничтожен.

Читать…

Статья

царская кормилица Смолина Мария была тетей моего дедушки и его крестной. И когда она была кормилицей, ей дали в приданое много дорогих вещей и дом подарили — Смолин дом. И у нас были от нее кое – какие вещи. Так мы перед отправкой в Латвию сундук закопали с вещами. Бабушка даже посуду там оставила. Сточная была яма от коровы, и в эту яму она все побросала.

Когда мы приехали обратно после войны, то из этой ямы было все вычищено. Только сундук так и остался в земле. Сундук в земле, а вещей нет. Его просто вытащить не смогли: он был метра 2 длиной и 1,5 шириной; доски были толстые, дубовые; весь окован железом. Но мы этот сундук все – таки потом выкопали. А я спала в этом сундуке.

Читать…

Статья

Жили в бараках женщины с детьми. Барак отапливался печкой, и дежурили по очереди после такой тяжелой работы. Если уснуть, то и волосы примерзали к подушке. Ну, вот так жили.
А когда уезжали, нам говорили военные: «Берите коров, берите, что хотите». Но мама сказала: «Ничего не брать».

Читать…

Статья

Из нашей квартиры мы выбегали, и буквально метров через десять был вход в бомбоубежище. Он тянулся по всему дому на следующую улицу. Так вот, следующую улицу разбомбили, и остался один вход – там мы пережидали обстрел. Проходили в дом, а потом больше и сил не было уже туда ходить. Да и мать сказала: «Будь что будет!», и мы перестали ходить в бомбоубежище. Как только объявляли обстрел и, мы ждали. Это сейчас я говорю с улыбкой, а тогда мы были отрешенные какие-то, что взрослые говорили, все исполняли, послушные были. Я хочу сказать…может и воспитание сказывалось, мы как зомби были.

Читать…

Статья

В Ленинграде объявили блокаду. Тут же скоро по осени Бадаевские склады горели. А дядя у меня работал в колхозе в ЖКО, мастером был. Сразу стало плохо, посадили на паек. Мама рабочая, тетя рабочая, у дедушки рабочая группа. Нас трое детей: сестра, я и брат двоюродный, и бабушка была, мы на иждивенческой карточке. Пока было ничего, более-менее.

Читать…

Статья

Получили дополнительную подготовку, обучение и в 1942 году по весне были высажены с самолета. Как он дошел до Дубков, пришел к нашим. Как он говорил, шел и боялся – прошло уже больше года – все могло измениться.

Читать…

Статья

Машины были. Маленькие такие машины, мы грузили на них. Это начало 1942 года. Вот убирали все, помогали, бомбежки, потом все чистили. А сколько было трупов в подвалах! Я руками своими все делала. И как-то нам было все равно. Страшно было: идешь по коридорам, сидит человек, он уже мертвый. Мы только грузили их на машины. Их отвозили. Были вырыты ямы на Пискаревском кладбище. Туда возили все трупы.

Читать…

Статья

Что нужно в лес уходить нам приказало начальство. Как война началась, нас уже отправили в лес, землянки рыть. Землянки были выкопаны у каждой семьи. У кого нет отцов, или нет силы, нам приходилось маме просить. Мы в бегах были, когда немцы пришли.

Читать…

Статья

Бомбежки были, потому что у нас была близко воинская часть, там были зенитки, и они оборонялись от налетов. Один соседний дом разбомбило, наш уцелел, а соседний, ближе к воинской части, разбомбили. Люди погибли.

Читать…

Статья

Надо же на русских костях нести службу. Но священники добрую службу нам сослужили. Во– первых, церкви открылись, они служили дома, в Литву они пошли вместе с народом, сами организовали молельные дома. Мы ходили по воскресеньям в церковь, узнавали, кто, где живет, письма туда писали.
В июне 1942-го года мы ушли в деревню Рябиницо. Мама сразу заболела тифом, больше месяца лежала. Папу медсестра научила, как спасти ее, чтобы не увезли в больницу в Чудово.

Читать…

Статья

Но нас в Литве никто не ждал. У меня и муж там был, они тоже в канаве сидели двое суток. Потом власти обязали одного хозяина на месяц нас взять, потом другого. Поселили нас в пустом доме около леса. Мы все — бабушка, прабабушка, отец, мать, две тетки и я — жили в одном доме. Нас никто не брал, потому что работников нет. Кто у хозяев работал, того картошкой кормили, а нас никто ничем не кормил. Бабушка по миру пошла побираться. Кто хлеба даст, кто кусок сала. Тетка соседям на хуторе пряла, вязала.

Читать…

Статья

А потом уже в 43-м году, наверное, или в 42-м один немец отправлялся на дежурство вечером и наливал в бензинку бензину. А потому, видно, чиркнул зажигалку, и у него руки вспыхнули. Он всё это и бросил. Немцы занимали перед кухней за отгородкой комнатку, там две койки было. Он эту зажигалку бросил, а она, видимо, попала на нары, а сам выскочил и убежал. Был уже вечер, темно, он убежал, а мы уже спать легли. Дверь на кухню у нас закрывалась плотно. Валя говорит: «Мама, что-то у нас так пахнет на кухне!» Мама соскочила с кровати, открыла дверь, а там уже пламя на всю комнату, всё в дом.

Читать…

Статья

Так немцы для своей кухни брали картошку, которую наши люди под огнем собирали. Но и тут родители старались немцев обхитрить: мать с отцом, возвращаясь с поля, шли по разным сторонам улицы, если кого- то убьют, то второй останется. Если у кого – то отнимут картошку, то другой донесет. А потом уже наступили холода.
В нашем доме немцы не жили, слава богу. Они жили сперва в окопах, они – то надеялись, что быстро войдут в Колпино, а затем займут Ленинград. Ну у них, вы знаете, не получилось ничего, затормозилось. В тот год быстро наступили холода, и снег уже выпал в конце октября.

Читать…

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю