Воспоминания

Статья

Дали вагон: «Давайте грузиться, повезут далеко». Погрузились мы, и привезли нас в Волхов. Манька выскочила, прибежала: «Нюшка, давайте выгружайтесь, немцев угнали, домой поедем». А там не было котомок, тряпье. Поехали мы домой.

Читать…

Статья

царская кормилица Смолина Мария была тетей моего дедушки и его крестной. И когда она была кормилицей, ей дали в приданое много дорогих вещей и дом подарили — Смолин дом. И у нас были от нее кое – какие вещи. Так мы перед отправкой в Латвию сундук закопали с вещами. Бабушка даже посуду там оставила. Сточная была яма от коровы, и в эту яму она все побросала.

Когда мы приехали обратно после войны, то из этой ямы было все вычищено. Только сундук так и остался в земле. Сундук в земле, а вещей нет. Его просто вытащить не смогли: он был метра 2 длиной и 1,5 шириной; доски были толстые, дубовые; весь окован железом. Но мы этот сундук все – таки потом выкопали. А я спала в этом сундуке.

Читать…

Статья

Никто из нас не вечен. И ветеранов с каждым годом становится меньше и меньше. Помогите нам СОХРАНИТЬ истории жизни и донести их детям. Помочь можно здесь. Мы жили с семьей в Жихарево, когда война началась и пришли немцы Я когда седьмой класс закончила, поступила на работу в вагонное. Гайки крутили. А чего поступила? Думаю, заработаю. И вот война, у меня родителей не было: папа погиб…

Читать…

Статья

Когда война началась? Да, помню, все плакали, была такая паника, отец работал на косилке на лошади. Приехал, повестку принесли, сразу его взяли. Проводили его, поплакали – и все.

Потом более-менее как-то работали в колхозе. Как война началась, я 5 классов закончила и не училась. У нас не было немцев, но они уже в 200 километрах от нас были, у нас не было, боялись. И в 1945 году я закончила 7 классов.

Лошадей не было, работали на быках. Занимались крестьянским трудом. Лен таскали, сено сгребали, пололи лен, в лес ходили.

Потом колхозы объединили. Вы знаете, как мы жили: были, как взрослые. Работали вместе со взрослыми, и пахали, и косили – все делали. Два года не учились. И быков обучали, лошадей-то забрали, а те, что остались, чесоточные были. У нас чем хорошо, что немец не дошел, был и в Бологом, не так далеко уже.

Читать…

Статья

Привезли нас сперва в Белосток, потом в Лапы переправили, дальше — Бронберг в Германии. Жили мы в бараках, было нас семей восемь, любанские семьи были. Был какой-то там старший. Еду мы брали на кухне Мне уже 10 лет было, и я ходила чистить картошку, а мама и сестра работали на вагоноремонтном заводе. Мы уехали всей семьёй: отец, мать, старшая сестра 1929 года и я.

Читать…

Статья

Поссоветы были. Они ходили и проверяли, у кого какая скотина, считали все. Поросенка держишь — ты можешь его забить, рога и копыта твое, а мясо сдать, шкуру тоже сдать.

И даже приходили яблони считали, 25 рублей налог с яблони в год .

Что держишь — отдай почти все. Молоко сдавали чуть ли не бесплатно. Жили тяжело. А носили что, старую одежду хорошо, если перешивали, стирали бесконечно. Ходили в галошах, валенок не было. Шерстяного носка не связать. А зимой так и ходили — намотаешь какие — то тряпки, а на ноги — резиновые сапоги.

Читать…

Статья

Самая тяжелая работа была оттянуть с топора лезвия. Ведь мы когда стали работать, судоверфи не хватало топоров для плотников. Отправили самолет в Горки, сейчас Нижний Новгород и оттуда их привезли. А все равно топоров не хватало, и нас заставили их ковать. Вот лезвие, само лезвие 2 молотобойца оттягивали. Почему два? Иначе, если будет несколько нагревов, оно потеряет крепость, жесткость, может поломаться. И вот за один нагрев, один с одной стороны, другой — с другой. А кузнец показывает. Это было тяжело. Нужна физическая сила и очень частые удары. Это время мне запомнилось.

Читать…

Статья

Что нужно в лес уходить нам приказало начальство. Как война началась, нас уже отправили в лес, землянки рыть. Землянки были выкопаны у каждой семьи. У кого нет отцов, или нет силы, нам приходилось маме просить. Мы в бегах были, когда немцы пришли.

Читать…

Статья

Один раз подкопали мы под проволоку, подобрались туда, а сзади, где лагерь — дома были. У немцев мало земли. Вот — наш лагерь, а рядом — их дома, где они живут, и тоже там такие же дети. Сначала у нас одежда то была, и вот я подкопала. И мы там пролезли, на ту сторону, и полицай не видел. И мы туда ходили, играли с этими детьми. Решили в прятки играть. Ну, у немцев, может быть, тоже была такая игра. Только что мы, прятки надо считать вначале. Мы по-русски считали, немцы по-немецки считали, и потом убегали. И так занимались. И все-таки кто-то из немецких детей проговорился, что ходят дети. И что? Заделали это все, и предупредили, что больше нельзя, иначе расстреляют. Интересно было.

Читать…

Статья

Сразу заехали к нам во двор. К нам заехала артиллерийская часть. Лошадей поставили под липой, картошку выкопали всю, телку зарезали сразу, а потом, как мама говорит: «Приехал Паулюс». Тогда все зашептались немцы. Я помню только: слез с лошади высокий, худой, и он не позволил корову резать.

Читать…

Статья

Когда началась война, мы собирались у окна. Прожектор просветит, что самолеты бомбят, а мы сидим в одежде на случай того, чтобы выскочить. Конечно, уезжали из деревни, потому что немцы наступали. А немцы уже шли на Леонивщину, уже пожары были. И нас на лошадях кого куда и отправляли.

Читать…

Статья

В Орел попала в начале 1943 года. Мы подъехали, все закрыто, нас не пропускают. Моя напарница говорит: «Иди сюда, иди» Я к ней бегу. А немцы бросали ручки такие. А возьмешь и взорвешься. «Иди сюда!» За дежурку пошли, а там вот так колья стоят, забор, а на заборе малюсенькие дети – в задний проход — уже высохли. Такая картина в глазах долго была. Мы тогда хотели их снять. Просим. Осень, старуха охраняла, там охраняют, чтобы нас не тронули, кричит, гонит: « Не трогайте, вот три могилы тех, видите, это те, кто хотел их снять».

Читать…

Статья

ам такие бои были, ужас. Там были каменные дома, из красного кирпича, а так делали, что все сносили, а нижние этажи оставались. Солдаты ходили когда, там было столько в подвале напрятано. Там такие улицы хорошие, сколько не бомбили, а такие дороги такие, все плитками большими. Так все хорошо сделано. Где-то было повреждено, а так — дороги все были хорошие. Очень хорошо, дома большие каменные, 5 этажные. Жила я на улице Шикина, где был госпиталь, мы занимали 2 здания, были больные, а на другую сторону кухня.

Читать…

Статья

Я очень хорошо свой садик помню. Помню двухэтажное деревянное здание. Там не хватало техничек, а я самой рослой была из группы. И поэтому старалась помогать воспитателям. Разумеется, какие-то качества у меня были: я любила помыть посуду, помыть пол. А мне было тогда всего 5-6 лет, и я это делала с удовольствием.
Мне за это давали кусочек хлеба, горбушечку, чуть побольше и дополнительно каши за то, что я помогала. Таким образом, с 6 лет я начала уже работать.

Читать…

Статья

В первые трое суток мы все свободно ходили через фронт в двадцать шестой магазин, который был в Колпино. Покупали по карточкам крупу и все остальные продукты, немцы пропускали: «Ком,ком,ком,ком. По – ихнему -Иди». Мы проходили. А наши солдаты сидят в окопах, и все. А магазин работал, и никто нас не задерживал, только обратно когда проходить стали, тогда немцы стали отбирать у нас сахар.

Читать…

Статья

Однажды в деревне сломался конный привод, как раз копали картошку.. Отец пришел, мать ему и говорит: «Гоша, иди, посмотри: что-то конный привод сломался. А я пока картошку покопаю». Пока он привод этот чинил, ему руку и туда затянуло в шестеренки. Немцы руку ему ампутировали, вот он и не был на фронте. А потом когда стали угонять всю деревню, то немцы на машинах наши крепкие дома стали на машинах вывозить. Один дом в прицеп грузят, другой — в машину. А остальные дома они просто подожгли.

Читать…

Статья

То, что началась война, я не совсем поняла. Мы с мамой были на рынке, был, по-моему, воскресный день, мы ходили покупать продукты. Мама работала в госпитале Днепропетровском всю жизнь. Стали объявлять, что война началась, что на Россию напала Германия, начали бомбить города. Мама как вкопанная остановилась и не могла понять: «Ты знаешь, доченька, это очень страшно». Вот я помню: война — это очень, очень страшно. Мама не могла двинуться с места, держала меня за руку, мы держали ещё сумки с продуктами. И я хорошо помню, весь народ остановился, люди стали плакать, ведь только пережили гражданскую.

Читать…

Статья

  Я родилась в Любани, в деревне Бородулино. Война началась 22 июня, а 26-го мне 2 года исполнилось. У нас рядом с деревней был аэродром. Мама работала до последнего дня в Ленинграде. Она рассказывала, что ехала домой с работы, поезд подорвали, поднялся крик, шум. Они вышли из поезда, и пошли пешком домой, а навстречу им идут наши раненые солдатики — отступают. Подошел к ним офицер…

Читать…

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю