Воспоминания

Статья

В первые трое суток мы все свободно ходили через фронт в двадцать шестой магазин, который был в Колпино. Покупали по карточкам крупу и все остальные продукты, немцы пропускали: «Ком,ком,ком,ком. По – ихнему -Иди». Мы проходили. А наши солдаты сидят в окопах, и все. А магазин работал, и никто нас не задерживал, только обратно когда проходить стали, тогда немцы стали отбирать у нас сахар.

Читать…

Статья

Самая тяжелая работа была оттянуть с топора лезвия. Ведь мы когда стали работать, судоверфи не хватало топоров для плотников. Отправили самолет в Горки, сейчас Нижний Новгород и оттуда их привезли. А все равно топоров не хватало, и нас заставили их ковать. Вот лезвие, само лезвие 2 молотобойца оттягивали. Почему два? Иначе, если будет несколько нагревов, оно потеряет крепость, жесткость, может поломаться. И вот за один нагрев, один с одной стороны, другой — с другой. А кузнец показывает. Это было тяжело. Нужна физическая сила и очень частые удары. Это время мне запомнилось.

Читать…

Статья

Отец был член партии ленинского призыва. Тогда был призыв всех коммунистов, он был комсомольцем. И колокола снимали, и церкви разрушали. И его грех перешел, наверное, на меня, что глаза-то не видят. Пока молодые были все, было хорошо, не очень и вспоминали. А как к старости ближе, и в Бога стали верить. Бабушка, мамина мать, она умерла в 96 лет. И видела до самого последнего дня, как говорится, могла нитку вдернуть в иголку. Босиком в заморозки выходила. Так, она в свое время говорила, что дело в том, что никто не возвращался после смерти, никто ничего не знает. Но есть силы, что ведут куда-то нас. Есть такая сила. Но я была молодая, когда это она говорила.

Читать…

Статья

В Эстонии мы жили в двух местах. Первое место — станция Рева. Недалеко от этой станции, в пяти километрах, было местечко Белуга, там расстреляли 5 тысяч евреев. Знаю, что они сами себе ямы копали

Читать…

Статья

Когда война началась? Да, помню, все плакали, была такая паника, отец работал на косилке на лошади. Приехал, повестку принесли, сразу его взяли. Проводили его, поплакали – и все.

Потом более-менее как-то работали в колхозе. Как война началась, я 5 классов закончила и не училась. У нас не было немцев, но они уже в 200 километрах от нас были, у нас не было, боялись. И в 1945 году я закончила 7 классов.

Лошадей не было, работали на быках. Занимались крестьянским трудом. Лен таскали, сено сгребали, пололи лен, в лес ходили.

Потом колхозы объединили. Вы знаете, как мы жили: были, как взрослые. Работали вместе со взрослыми, и пахали, и косили – все делали. Два года не учились. И быков обучали, лошадей-то забрали, а те, что остались, чесоточные были. У нас чем хорошо, что немец не дошел, был и в Бологом, не так далеко уже.

Читать…

Статья

Я ходила в магазин. 125 граммов хлеба – и все. А кому еще ходить: мама лежит, папа лежит. Мама умерла потом, и папа тоже. Братья – один пропал в начале войны — танкист. Старший брат – у него оторвало пальцы и в армию не взяли, и вот он через Ладогу возил. Ну, и брат говорит: «Давай, Шура, тебя вывезем и братишку Леню тоже, младшего. Собери, что нужно, много не бери!»

И заехал, и меня вывез, полная машина была женщин и детей. Первую потопили, на второй он проскочил. Я и прорубь видела, еще вода пузырится. Всех вывез. Вот если бы не он, меня бы тоже не было.

Читать…

Статья

Как сняли блокаду, чувство было радости. Во-первых, в 1943-м году была последняя бомбежка в июне, а в 1944 году нас перестали бомбить, а потом, когда Ленинград освободили, тут все ликовали. А когда Победу объявили, так тут все, наверное, люди, что были в Волхове, все вышли на улицу, и была такая радость. А мы были в школе и вышли с учителями, где сейчас парк Почевалово. Не было деревьев, ничего. Потом сажали, когда стали возвращаться.

Читать…

Статья

Очень много погибло людей в блокаду. Родился ребенок, например, а мать умерла через неделю, и вот ребеночек один остался. Две — три медсестры было на весь родильный дом. Много детей было недоношенных. Много было всяких случаев. Например, ушла мать, оставила ребенка в больнице, а потом не смогла вернуться. Кто выжил- тот выжил. Все было.

Читать…

Статья

Рядом еще была пекарня, немцы работали на пекарне. Там был один молодой, очень хороший парень, — не все немцы были плохими, — так он всегда маме приносил муки. Они в белых штанах работали. Придет, развяжет штанину, вытрясет муки и говорит, чтобы никому об этом не говорила. Мы жили около пекарни, на берегу реки. Около пекарни на берегу стояла баня, и немцы ходили туда мыться. Они там и ели, не знаю, откуда они еду брали. А мама ходила туда мыть котелки: наберет бидон, они там сольют и пудинг, и кашу, и все в один бидон, придет, прокипятит и мы сыты. Мы в доме в своем жили. Половицы в нем были прямо на земле. Немцы для жилья хорошие дома выбирали, а у нас дом был старый: зачем он им был нужен? Они с таких делали гаражи: то танка торчит дуло, то машины собранные туда въехали.

Читать…

Статья

Уже не хочется жить-то. Ты знаешь, какая тоска, другой раз всю ночь прохожу. Вот пойдет в голову и думаю. Все равно из головы не выходит, вспоминаешь это все. И думаю: первое время, когда дед умер, я у Зины жила, садятся кушать, так я хлебушек как обычно, всегда крошечки собирала. А они говорят: «Бабушка, теперь же не война».
Вот не война, а хлеб — это хлеб. Вот скажут, ты туда не ходи, там хлеб невкусный. Хлеб весь хороший. Так что жизнь пережита. Храни Б ог…

Читать…

Статья

Немцы стали бомбить без конца, фугаски бросали. Я только кричала: «Бабушка, бабушка!». Самолет так летит, за крышу, видно, даже как летчик из кабины выглядывает. Бабушка во дворе была. Я зову: «Бабушка, бабушка!». А тут грохот, зажигалки летят, и фугаски бросают. И вот от страха бабушку парализовало. А мы все убежали в лес.
У нас здесь стоял карательный отряд, в школе, вот здесь, в Роднинской. А бабушка парализована. Мне дядя Анатолий Сырников лошадь запряг, я бабушку погрузила, ну, короче говоря, увезти ее надо было в лес. Она мне: «Доченька, не надо меня в лес. Оставь меня, может быть, немцы дом-то оставят!». Ей жаль было дом. Ну, как-то я ее все-таки увезла. И все. А потом уж слышим, горит наша деревня.

Читать…

Статья

Когда началась война, мне уже было двадцать лет. Я служил в кадровой армии на границе западной Владимиро-Волынской области пограничной. До 1939 года это была польская территория. Но это не особо важно. Припоминаю я и сейчас, как началась война. В шести километрах от границы было наше расположение.

Читать…

Статья

Я помню, как однажды шли мы по лесу и увидели: на дороге стоит машина, рядом четыре немца. Мы идем, боимся, думаем: интересно, какая у них голова, какие ноги. Люди болтали всякое. Вот мы идем, и слышу я, как мама говорит: «Ой, какие красивые».
Вообще- то немцы — мужики красивые, немки — нет: длинные, тощие, руки длинные, сами нескладные. Немцы красивые, у них зеленая форма, пуговицы блестят, высокая фуражка. «Правда, какие красивые».

Читать…

Статья

Было голодно, у нас ничего не было, козу отобрали. Питались очистками. Была бойня, и там, насмехаясь над нашими русскими женщинами, кишки выбрасывали. Женщины собирали эти кишки, мыли — вот этими и кормились. Это вот мама рассказывала. Еще рассказывала, что сидел как-то на скамеечке у нашего дома немец, а у них консервы всегда были. Открыл консервы, намазал на булку или на хлеб масло и сверху еще что-то. А я стояла и смотрела, как он ест.

Читать…

Статья

Отец воевал в Первую мировую войну, в Гражданскую воевал. У него был один Георгиевский крестик серебряный и на шее медаль круглая. Ну, их в 1937 году забрали. Елка стояла, и с елки эти медали сняли. Отцу дали восемь лет поражения, 58-я статья, три раза судились, и два года он отсидел, потом освободили их.
Пятьдесят восьмая статья – это политическая, им предъявляли, что они где-то пили и договаривались убить Сталина, Ворошилова. Ну, в общем, бред какой-то. Показывал один человек с Шильцево, Яша Корявый такой был, глухой. «Я подполз, а они там значит…». В общем, ни за что.

Читать…

Статья

Никто из нас не вечен. И ветеранов с каждым годом становится меньше и меньше. Помогите нам СОХРАНИТЬ истории жизни и донести их детям. Помочь можно здесь. Мы жили с семьей в Жихарево, когда война началась и пришли немцы Я когда седьмой класс закончила, поступила на работу в вагонное. Гайки крутили. А чего поступила? Думаю, заработаю. И вот война, у меня родителей не было: папа погиб…

Читать…

Статья

И еще одна женщина рассказывала, что их направили в Латвию, здесь их насильно собрали, увезли. Латвия же тоже была под немцами, не сопротивлялась, жили латыши с немцами хорошо. И вот их направили работать на этих богатых латышей. А когда русские уже наступали, освобождали, латыши бросили их, убежали с немцами. Они же на немцев работали: поля обрабатывали, скот пасли. Кто куда был направлен. Никто их не пытал, работали и все. А потом их все таки освободили американцы.

Читать…

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю