Воспоминания

Статья

И один раз немцы эту корову отобрали у нас и угнали. Мама что сделала со своей золовкой, женой брата: они пошли следом за стадом, ночью нашли стадо и увели обратно корову домой. И опять мы зажили. Немцы даже не заметили, там же стадо было. Они шли по деревням и собирали скотину, кур забирали, баранов.

Читать…

Статья

Никто из нас не вечен. И ветеранов с каждым годом становится меньше и меньше. Помогите нам СОХРАНИТЬ истории жизни и донести их детям. Помочь можно здесь. Я – уроженка Смоленской области, деревня Тыквино. Когда началась война, мне было 11 лет полных. Перед войной не все было спокойно. И был разговор, что Сталин заключает договор, и будет все спокойно. И вдруг смотрим: что-то началась. Люди стали…

Читать…

Статья

Я помню: стоял август, когда появились первые немецкие самолёты. Нам было странно на это смотреть. До этого мы видели только наши самолёты, а теперь вражеские появились. Юнкерсы. Их «рама» называли. Вот если спускаться по мосту в нашу сторону, там был такой погреб. Там раньше какой-то холодильник стоял. Вот сюда и была сброшена первая бомба.

Читать…

Статья

Сначала привезли в город Ульнц и там продавали. Аукцион такой был, и фермеры кто кого забирали. А одному надо было пятьдесят девушек, и он так же выбирал: выбрали маму и сестру, а я была маленькая — не нужна. Помню, как я плакала, и меня тогда в общую кучу пихнули, сказали, что это в придачу. Ну и я, конечно, там ухаживала за детьми, у всех женщин мужчины в армии были. У одной было двое детей, у другой был один ребенок. Потом ходила мыла ресторан, в общем, такие приработки. Меня выпускали, а все сидели на замке, окна решетчатые. Меня выпускали гулять, потому что дети маленькие приходили и звали меня, вот тогда меня иногда выпускали. Больше не гулять, а работать. Например, женщине надо что-то сделать, а меня с ребенком оставляют.

Читать…

Статья

Когда ехали в Сибирь, как мама говорила, чем дальше, тем лучше. И приехали мы в Кузбасс, Кемеровская область, шахта Бадаевка, и там нас расселяли в частные дома. Хозяйка нас не хотела с детьми принимать. У нее была своя девочка, она была озорная, и она подумала: еще двое, то весь дом будет ходить. И когда нас вселяли, была только эта Муся и бабушка. А бабушка вообще-то там не жила, на время приехала.

Читать…

Статья

Немцы стали бомбить без конца, фугаски бросали. Я только кричала: «Бабушка, бабушка!». Самолет так летит, за крышу, видно, даже как летчик из кабины выглядывает. Бабушка во дворе была. Я зову: «Бабушка, бабушка!». А тут грохот, зажигалки летят, и фугаски бросают. И вот от страха бабушку парализовало. А мы все убежали в лес.
У нас здесь стоял карательный отряд, в школе, вот здесь, в Роднинской. А бабушка парализована. Мне дядя Анатолий Сырников лошадь запряг, я бабушку погрузила, ну, короче говоря, увезти ее надо было в лес. Она мне: «Доченька, не надо меня в лес. Оставь меня, может быть, немцы дом-то оставят!». Ей жаль было дом. Ну, как-то я ее все-таки увезла. И все. А потом уж слышим, горит наша деревня.

Читать…

Статья

Но нас в Литве никто не ждал. У меня и муж там был, они тоже в канаве сидели двое суток. Потом власти обязали одного хозяина на месяц нас взять, потом другого. Поселили нас в пустом доме около леса. Мы все — бабушка, прабабушка, отец, мать, две тетки и я — жили в одном доме. Нас никто не брал, потому что работников нет. Кто у хозяев работал, того картошкой кормили, а нас никто ничем не кормил. Бабушка по миру пошла побираться. Кто хлеба даст, кто кусок сала. Тетка соседям на хуторе пряла, вязала.

Читать…

Статья

Мы с братом младшим лежали опухшие, голодные такие и есть уже не просили. И когда бабушке дали хлеба кусочек, она в передник положила, а немец один заметил: «Почему не ешь?» Она его привела на кухню и показала, что мы лежим с братом отекшие все. «А где отец воюет? Раз воюет, значит, немцев бьет!» Сказали, что он умер в 40- м году. Пришел он, объяснил своей компании, что четверо детей, мал-мала меньше, и еще три дня, и они умрут. И вот эти немцы со своего куска хлеба отрезали, немец давал по кусочку хлеба в день. И с этих кусочков мы пошли на поправку. А мама заболела тифом и пролежала полгода в сарае с коровой. Корову бабушка доила, а немец стоял, чтобы она молока себе не взяла.

Читать…

Статья

А пленных наших было много. У Красной школы был до войны детский сад, и сейчас стоит это здание одноэтажное, там немцы разместили пленных. Человек 30 -40 .
Их работать куда-то гоняли, где надо выполнять какую – то трудную работу, туда их и везут. Немцы их строго охраняли, чтобы не сбежали. Мы их не кормили- самим ничего было есть. Конечно, пленные умирали с голода. Но где их хоронили, не могу сказать.

Читать…

Статья

Партизаны еду собирали по деревням, кто что даст. Картошку, мясо, сами варили. Кухни не было никакой. Кусок мяса сами наварим и все. Самое сложное было дело. У нас был староста Кузьмин Федор Григорьевич. Придет: «Петька, надо ехать!». И я знал, что партизаны к нему пришли и их надо провожать. А уже часов 12 или час ночи. Вот мы идем, запрягаем лошадь, и я везу их по лесу, по дороге. Ну, раньше не было дорог-то. И вот так, не каждый день, но часто приходилось. Были и постарше ребята. Они все боялись, что, не дай бог, расстреляют, если поймают. Ну, ничего все обошлось, не расстреляли.

Читать…

Статья

А в Кировской области колхозы появились только в 30- м году. Мне было шесть лет, но я помню, что папа уходил, и целыми ночами его не было дома. Все агитировали за эти колхозы, но папа был более грамотным. Я не помню, кто был председателем, а папа работал счетоводом. А в 1933 году папа заболел. У него был туберкулез, в то время его не лечили. Были только народные средства: собачье сало и козье молоко — вот и все лекарства. И папа лечился. Ну, конечно, собаку зарезали, и даже козу купили. Но он прожил только три года. В мае 1935 года он умер. Детей оставил пять человек. Три годика было Гене, последнему.

Читать…

Статья

В Тосно немцы пришли в августе. Как раз в тот день моя мама работала на пекарне – сейчас там прачечная, баня, в том районе. Местное постановление, наверное, было такое: что всем с работы не уходить, делать выпечку хлеба, потому что уже началось отступление наших войск.

Читать…

Статья

Как началась война, не помню. Все время бегали в бомбоубежище, как тревога – и мы бежали прятаться. Мама слегла и всю блокаду. А папу призвали на фронт, и брат слег. Хотели уезжать, наши родственники все уехали в деревню, дом был в Ярославской области. А брат: «Умру, но не уеду из Ленинграда!» Брату было 17 лет.

Читать…

Статья

Под Сталинградом попали в плен не коренные немцы, а мадьяры, венгры, румыны. Они там уже были истощены, когда в Сталинграде воевали, их так прижали, что немцы сбрасывали провизию своим солдатам. И они были из окружения. Было принято решение, что пленных этих из-под Сталинграда в близлежащие поселения привозить. И вот они такие истощенные к нам поступали, что со станции, к вагонам машину грузовую присылали. Они сами не могли залезть в машину. Сажали их, как сказать, в машину, чтобы прижимали друг друга. Если упал, то его задушат — и все. И направляли в баню сразу. И если они были живые, направляли в клубы.
Садики закрывались. Детские сады, клубы были свободны. Удобств не было. И объявляли, что нужны женщины на работу, ухаживать за пленными этими. Мы еще смеялись: женщин, говорят, просят… А потом зимой даже они уходили и уходили, знают, что мужчины в армии, в холодное время, ноги обмотают, и все. И помогали нашим женщинам.

Читать…

Статья

Самая тяжелая работа была оттянуть с топора лезвия. Ведь мы когда стали работать, судоверфи не хватало топоров для плотников. Отправили самолет в Горки, сейчас Нижний Новгород и оттуда их привезли. А все равно топоров не хватало, и нас заставили их ковать. Вот лезвие, само лезвие 2 молотобойца оттягивали. Почему два? Иначе, если будет несколько нагревов, оно потеряет крепость, жесткость, может поломаться. И вот за один нагрев, один с одной стороны, другой — с другой. А кузнец показывает. Это было тяжело. Нужна физическая сила и очень частые удары. Это время мне запомнилось.

Читать…

Статья

В Германию нас не повезли; кому мы нужны — детишки. Мама умерла в марте месяце, а наша тетка была со своими дочками тоже там. Вот мы вместе и жили. Они нас и привезли в Тосно. Ехали мы поздней осенью уже. Приехали, а в нашем доме моя бабушка. Они были в Литве, но приехали. Их дом разбомбили, а наш остался.

Читать…

Статья

В Ленинграде объявили блокаду. Тут же скоро по осени Бадаевские склады горели. А дядя у меня работал в колхозе в ЖКО, мастером был. Сразу стало плохо, посадили на паек. Мама рабочая, тетя рабочая, у дедушки рабочая группа. Нас трое детей: сестра, я и брат двоюродный, и бабушка была, мы на иждивенческой карточке. Пока было ничего, более-менее.

Читать…

Статья

Получили дополнительную подготовку, обучение и в 1942 году по весне были высажены с самолета. Как он дошел до Дубков, пришел к нашим. Как он говорил, шел и боялся – прошло уже больше года – все могло измениться.

Читать…

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю