Воспоминания

Статья

Потом автомат был у нас немецкий с прямым рожком. Так мы немного постреляли, а потом с затвором что-то случилось. А патроны были рядом с Нечепертью. Был такой домик, называли его курятник, куры, наверное, были до войны, и там мы на чердаке находили патроны. Винтовку нашли тоже, как новая была. Не помню, советская или наша, но полная была, даже ремень был.

Читать…

Статья

Как узнали о том, что началась война? Сразу прекратилось движение поездов, по радио ведь сообщили, что началась война. Папа работал тогда на заводе в Колпино, на Ижорском. И они уже пришли пешком, вырыли окопы в лесу. Вся деревня кто где, в разных местах, и там жили. А потом, когда немцы пришли сюда, они пришли двадцать девятого августа, переводчик сказал «Выходите из леса, никто вас не обидит, займите свои дома!» Мы вышли и заняли свои дома.

Читать…

Статья

А, вот что забыла рассказать. Получилось так: брат 10-летний ходил по улице и нашел запал от гранаты, он такой медный, а в середине красный. Он принес запал домой, а как в дом заходишь, был такой порог, он поставил его на порог. А у нас еще был брат младше его, и он говорит: « Шурка, давай разделим, тебе половину и мне». А самый маленький сидел на столе, сколько-то месяцев ему было. А как запал взорвался, ему попало в щеку, а второму брату — в живот, а тому, который сидел на стуле, в коленку. Мама в это время копала картошку, а я болела. Я кричу маме: «Иди!». Мама прибежала, а был госпиталь за каналом, и брата, которому попало в живот, взяли в госпиталь. И когда мы эвакуировались, он там остался, в госпитале. А когда приехали, его потом забрали.

Читать…

Статья

Старшую сестру сразу же немцы в Германию отправили. Ей было всего 15 лет. А брату один немец сказал, чтобы он держал меня все время на руках, тогда его не заберут. И вот он все время носил меня на руках, а я носила горшок. И немцы его не забрали.
В июле 1944 мы были вывезены в Латвию, где старшие работали на лесопильном заводе. Мама вспоминала, что было очень голодно, поэтому ели опилки и добавляли какую-то траву.

Читать…

Статья

Начало войны я и не помню, я была ребёнком. Везде говорили: «Война, война». Что такое война, я поняла только тогда, когда немцы заняли Саблино, потому что мы голодные сидели – вот это я поняла. Мы жили рядом с железнодорожным вокзалом. Я помню, в тот день мама пошла на работу, со мной поцеловалась и пошла. И вдруг уже немцы на улицах Саблино. Я сижу плачу, потому что мамы нет…

Читать…

Статья

Трудно, конечно, было. Но у нас была корова. Корову, конечно, в то время нужно было сдавать государству. И давали корову на 2 семьи. И так делали: неделю одна хозяйка держала, вторую неделю – другая. И сдавали молоко государству. Сколько надо было литров сдать, не помню. А сдавали. И были такие четверти по три литра и вот в этих четвертях, молоко сдавали. Писали в книжку жирность – и все. А так, собственно, отец работал. Он был рыбаком. Рыба была, карточки были, курица была, корова. Так до 1944 года, пока в судоверфь не пошла, я была дома.

Читать…

Статья

  Я родилась в Любани, в деревне Бородулино. Война началась 22 июня, а 26-го мне 2 года исполнилось. У нас рядом с деревней был аэродром. Мама работала до последнего дня в Ленинграде. Она рассказывала, что ехала домой с работы, поезд подорвали, поднялся крик, шум. Они вышли из поезда, и пошли пешком домой, а навстречу им идут наши раненые солдатики — отступают. Подошел к ним офицер…

Читать…

Статья

То, что началась война, я не совсем поняла. Мы с мамой были на рынке, был, по-моему, воскресный день, мы ходили покупать продукты. Мама работала в госпитале Днепропетровском всю жизнь. Стали объявлять, что война началась, что на Россию напала Германия, начали бомбить города. Мама как вкопанная остановилась и не могла понять: «Ты знаешь, доченька, это очень страшно». Вот я помню: война — это очень, очень страшно. Мама не могла двинуться с места, держала меня за руку, мы держали ещё сумки с продуктами. И я хорошо помню, весь народ остановился, люди стали плакать, ведь только пережили гражданскую.

Читать…

Статья

Таким образом, нам удалось выжить. Там мы на картошке и отъелись.
Партизаны были разные. В сорок пятом году стали возвращаться раненые солдаты, а когда закончилась война, и здоровые мужчины. Они ловили этих партизан и забивали дубинами, потому что партизаны ходили по деревням грабили — хуже, чем немцы.

Читать…

Статья

Потом война в 1945 году закончилась, отец не пришел. Было извещение, что пропал без вести. А он служил, была с ним женщина. И мама ходила пешком, где он служил. Пришла туда, женщины этой не было, только мать ее. Мать говорит, что был мужчина. Он таскал раненых, шел бой, в окопах сидели. Пополз, видимо, и пропал.

Читать…

Статья

И помню выборы: приходили уполномоченные. Раньше, кто не пришел на выборы — по домам ездили, такой-то такой не пришел, где он? А он лежал на досках, накрытый простынею, они открыли, удостоверились, что он умер. Можно отчитаться, почему он не голосовал. И через 10 дней приходит письмо от отца. Здоров, жив. А он был в концлагере. Его когда освободили во Франции, был такой лагерь для освобожденных, он там находился год. Так что потом отец приехал, а мы с мамой уже похоронили дедушку. А сейчас я примерно место знаю, но не найти, где он там лежит. Мы с мамой его на санках отвезли на Вревское кладбище.

Читать…

Статья

Мы жили недалеко от Магдебурга. Нас поселили в двухэтажном доме. А по соседству жила большая семья у немцев. Были отец, жена, их сын, невестка и маленький мальчик месяца 3-4. Отец и сын — воевали, потому что мама говорила, что видела пиджак у старшего немца, а на нем написано «Киевская швейная фабрика». Но относились они к нам хорошо. Мы маму ревновали очень к маленькому Клаусу. Так звали малыша, а невестку звали Хильда. И мама ей говорила: «Давай, я его буду мыть, как у нас в России». В Германии моют не так — губочкой протирают. А мама сажала его в таз, и малыш плескался и хохотал. А мы не могли понять, как она может его любить? Мы его очень не любили.

Читать…

Статья

В 1941-м году, уже немцы, когда пришли сюда, но еще не было их, сбросили бомбу. У нас у тети дом, Кондратьевы напротив Тимофеевых, вот там он и сейчас стоит повалившийся, все старое такое. Там тогда попала бомба туда.

Читать…

Статья

А мама умерла и там была похоронена. Отец потом хотел прийти в Анненское. Там уже немцы были, и он потом лесами пробирался долго очень. В Ленинграде через две недели был. А бабушкин брат перевез нас через Неву. Напротив нас Невская дубровка, и мы от нее до Ленинграда шли пешком по лесам. И всю дорогу нас преследовал один и тот же самолет. Мы даже видели морду этого немца

Читать…

Статья

И вот началась наша встреча с немцами. Один из них хорошо говорил по-русски, а второй вообще не говорил. Настрой был такой, что мы с ребятами играли в кустах в войну, пошли потом домой, и вдруг видим: какие-то люди, двое, форма не совсем наша, т.е. у нас было много военных, но такой формы не было. А еще часы у них были, совсем уже не наши. У нас группа 5-6 человек. Мы за ними. Заходим следом в магазин: они берут 1 кг шоколадных конфет. Это было немыслимо, такого быть не должно.

Читать…

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю