ТосноВсе воспоминания

Статья

Рядом еще была пекарня, немцы работали на пекарне. Там был один молодой, очень хороший парень, — не все немцы были плохими, — так он всегда маме приносил муки. Они в белых штанах работали. Придет, развяжет штанину, вытрясет муки и говорит, чтобы никому об этом не говорила. Мы жили около пекарни, на берегу реки. Около пекарни на берегу стояла баня, и немцы ходили туда мыться. Они там и ели, не знаю, откуда они еду брали. А мама ходила туда мыть котелки: наберет бидон, они там сольют и пудинг, и кашу, и все в один бидон, придет, прокипятит и мы сыты. Мы в доме в своем жили. Половицы в нем были прямо на земле. Немцы для жилья хорошие дома выбирали, а у нас дом был старый: зачем он им был нужен? Они с таких делали гаражи: то танка торчит дуло, то машины собранные туда въехали.

Читать…

Статья

Немцы жили по квартирам, но у нас их почему-то не было. Я помню, мы ходили к ним на кухни, они нам подавали покушать чуть-чуть. Ну а там, когда к ним на железнодорожную станцию привозили продукты, ребята, кто постарше, разгружали, а мы ходили: вдруг картофель упадет — мы подберем. Рядом с нами жили парни-двойняшки. Я помню, они украли буханку хлеба, и их расстреляли обоих.

Читать…

Статья

А еще я помню, в начале 43-го года там, где сейчас ДРСУ, у них был штаб, приезжала немецкая полевая кухня. Мне запомнилось, как летом им давали в котелок второе, хлеб, немцы сидят, едят. А мы стояли и ждали, что нам перепадет. Немцы, что не доедали, нам клали. Или у повара, если что пригорит, он разбавлял водой, а мы уже в очереди стоим, 7-8 летние ребятишки. А повара разные: один раздаст, а другой – нет, нальет воды и на помойку, а мы собирали.

Читать…

Статья

Было голодно, у нас ничего не было, козу отобрали. Питались очистками. Была бойня, и там, насмехаясь над нашими русскими женщинами, кишки выбрасывали. Женщины собирали эти кишки, мыли — вот этими и кормились. Это вот мама рассказывала. Еще рассказывала, что сидел как-то на скамеечке у нашего дома немец, а у них консервы всегда были. Открыл консервы, намазал на булку или на хлеб масло и сверху еще что-то. А я стояла и смотрела, как он ест.

Читать…

Статья

До войны было печное отопление, сарай у нас во дворе, мы за дровами. А немцы нам: «Бросьте, нельзя!» И на нас автомат настраивают целиться. Так боялись, когда тревога была. Брата нет дома, мамы нет дома, мы с Любой. А мне было пять лет тогда. Тревога!!! Куда мы побежим? Я Любу хватаю, да под кровать прятались.

Читать…

Статья

Вы знаете, опаснее было разговаривать с нашими русскими парнями, чем с немцами. Это страшнее было. Потому что сдавали.
Даже с немцами безопаснее. Со школы мы немецкий знали. Поначалу с немцами разговаривали со словарями, позже так привыкли.

Читать…

Статья

Я помню, как однажды шли мы по лесу и увидели: на дороге стоит машина, рядом четыре немца. Мы идем, боимся, думаем: интересно, какая у них голова, какие ноги. Люди болтали всякое. Вот мы идем, и слышу я, как мама говорит: «Ой, какие красивые».
Вообще- то немцы — мужики красивые, немки — нет: длинные, тощие, руки длинные, сами нескладные. Немцы красивые, у них зеленая форма, пуговицы блестят, высокая фуражка. «Правда, какие красивые».

Читать…

Статья

Как бомбежки начинаются, нас всех хватают и в подвал. И соседи прибегали, у нас подвал хороший был. Потом бункер на улице был. Наш дом переделали. Это за мостом, за речкой, к церкви ближе. А мама зарабатывала тем, что стирала на немцев.

Читать…

Статья

Отец, помню, делал топорище. Тоже настругает целый мешок и тоже на рынок в город. Раньше же люди все топились, и топорища нужны было. А из города – хлеб, если купишь. А потом картошка, огород копали, сажали.

Читать…

Статья

Нас было четверо детей. Старшая – Нина, сестра, Нина Семеновна, потом я, сестра и брат. С нами жила еще матери сестра, ее дом разбомбило. Все в одном сарае жили. Выкопана была ямка в длину человека, чтобы нам всем лечь. И мы так спали: теплее было. Прямо в земле, в ямке. Ну, а где же еще. Корову уже зарезали. Немцы не отнимали коров, они сено забирали, а у нас сено, что было во дворе, так только оно и было.

Читать…

Статья

Из винтовок можно было по самолетам стрелять Самолеты низко летали, особенно обратно. Туда еще высоко, нагруженные бомбами, а обратно — уже близко к земле. У некоторых солдат были винтовки, началась перестрелка. Немцы их заметили, начали бомбить «бум-бум-бум». Мы ушли в лес, население тоже ушло, у них там окопы были вырыты , переспали ночь, утром вышли из леса, возвратились в деревню, а там уже немцы. .

Читать…

Статья

Мама рассказывала, что когда началась бомбежка, много убитых было. Много людей работало на Ижорском заводе. И вот с завода, с работы домой шли. И их расстреливали. Траншеи были вырыты, там люди пытались маскироваться, хоть как-то скрыться от обстрела. Много народу погибло! Ижорский-то завод большой.

Читать…

Статья

Жили в бараках женщины с детьми. Барак отапливался печкой, и дежурили по очереди после такой тяжелой работы. Если уснуть, то и волосы примерзали к подушке. Ну, вот так жили.
А когда уезжали, нам говорили военные: «Берите коров, берите, что хотите». Но мама сказала: «Ничего не брать».

Читать…

Статья

Мама рассказывала, мы голодали, они же обобрали нас. Некоторые издевались. Многие люди убежали в лес. На немцев все работали. А если не пойдешь, пулю получишь. Нельзя было никуда выходить, строгий режим. Они ходили, проверяли.

Читать…

Статья

Готовили то , если что можно было. Толком не было ничего, ну может, что -то прихватили с собой. Не помню уже этого. Почему сейчас все болячки, потому что многое было пережито ребенком. И стресс ,конечно. Бомбы летят, и не знаешь, куда спрятаться от бомбежки, это же какой стресс.

Приехали в Латвию. Когда нас выгрузили из товарных вагонов, помню в барак опять нас в какой -то поместили, четыре семьи в один барак. И барак этот был обнесен колючей проволокой. Жили мы так за колючей проволокой, ну, не лагерь, конечно, но проволока была.

Читать…

Статья

Потом прошло немного время и нас увезли в Прибалтику, в Латвию, поселили в барак. Однажды гуляла по платформе, идёт поезд с немецкими солдатами, едут домой. Увидели меня, узнали и кричат: «Ленкин, Ленкин!» Мои немцы оказались.

Читать…

Статья

В начале 43-го жителей города согнали в товарные эшелоны и отправили на запад. Выгрузили в чистом поле в Латвии, местное население их, как рабов, разбирало к себе в работники. Валентина испытала унизительное положение человека низкой расы, способного только на самые грязные и трудные работы.

Читать…

Статья

А однажды мама принесла листовку. На листовке были нарисованы березовые кресты и на одной могилке немецкая мать плакала. Мама подала листовку немецкому офицеру и сказала: «Вас не допустят до Ленинграда, погонят до Берлина!» А он ее раз, и в каталажку. Каталажка была у милиции. Обрезанное здание, когда стоишь лицом с левой стороны, здесь была каталажка, и маму туда заперли. Но офицер никому не успел дать распоряжение, что с ней делать, потому что сам отправился на разминирование в Поповку. А ему там выжгло глаза. Его с поля боя сразу в Германию в госпиталь отправили. Маму подержали там три дня, она вся завшивела, и потом ее отпустили домой. Вот так мама осталась жива. Но у нее на нервной почве открылось кровотечение ночью, она пошла в туалет , упала, и у нее горлом кровь пошла.

Читать…

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю