< Все воспоминания

Обыночный Михаил Ефимович

Заставка для - Обыночный Михаил Ефимович

Когда началась война, мне уже было двадцать лет. Я служил в кадровой армии на границе западной Владимиро-Волынской области пограничной. До 1939 года это была польская территория. Но это не особо важно. Припоминаю я и сейчас, как началась война. В шести километрах от границы было наше расположение.

Я родился в 1921 году в Унечском районе, в деревне Яблонька. Я и родился в этой Яблоньке, и рос там. В 1921 году в России была коллективизация — голод, нищета. В семье было семь детей. Я самый первый, самый старший. Я женат был до войны, к сожалению, жена была в оккупации. Наша территория Белоруссии принадлежала, это была Орловская область, теперь переименовали, сейчас Брянская область. Жена, Татьяна Васильевна, десять лет как умерла. И мне вот девяносто четыре года, а она в восемьдесят с лишним умерла на Брянщине.

Когда началась война, мне уже было двадцать лет. Я служил в кадровой армии на границе западной Владимиро-Волынской области пограничной. До 1939 года это была польская территория. Но это не особо важно. Припоминаю я и сейчас, как началась война. В шести километрах от границы было наше расположение. А в 1939 году это место, где мы находились,  еще польское было. В шести километрах от границы стоял наш дивизион в мирных условиях, служил. А в четыре часа началась война. И обрушилась на нашу казарму бомбежка. Винтовки были пяти или шестизарядные. Они на вооружение плохие: чуть засорятся — и выбрасываешь патрон. Были эти винтовки, пулеметы Дегтярева ручные, пулеметчиков был специальный взвод. Бегали кто, как смог. Никакого командования, никакого указания, потому что некому. Что в пирамидах — личное оружие, все так и осталось. Это же было воскресенье. На час солдату спать позже, да еще не так-то хорошо освоилась служба с гражданки. Я год не служил тогда до армии. Это местечко называлось Любомль — в Владимиро-Волынской области. А оборону заняли все-таки. Бежали без всякого оружия, не надев обмундирования, в одном нательном белье. Это правда, я помню это хорошо. А где остановились, я не помню. В лесистой местности, небольшой такой лес.

В ночь, это пятого числа, кажется так, заняли оборону все-таки. Одели и вооружили солдат, офицеров. Дальше шли длительные оборонительные бои. Западный фронт назывался. Здесь все пушки всех калибров. На границе — полигон немецкой техники. Это живое мясо, как говорится. Город Коваль — часть какая-то сотая, может быть, или пятисотая помнится. Вот у Хатыни, припоминаю сейчас, были сильные очень бои. Две точки катюш было, один танк, припоминаю. Немцы тоже не дурные были, и командование было, и Гитлер не дурной был. В окружении, может быть, полгода был. Нет, не пять дней, а полгода. В Белоруссии был в окружении, нас семь человек. Место-то не знаю… Остров называется, вроде, и на этом Острове сам командующий Власов. Но он был недолго, ушел с некоторыми бойцами, конечно.  Я попал из окружения в плен, мгновенно как-то. Конец 1942 года, долго были в окружении, стоптались по лесам. Я немного около года еще только служил в кадровой армии. Рядовой был пограничник.

В 1941-1942 годах в составе армии отступал на территории Белоруссии, Украины. Это произошло уже в Киеве, форсировали Днепр. Отправили. Я в Германии работал на железной дороге. Внутри Германии строго. Нас команда работала военнопленных на железной дороге — тридцать семь человек. Охраняли нас два мастера и четыре военных солдат немецких внутри Германии. Потому что многие бежали. В Германии было строго с военнопленными. Буквы написаны краской здесь и здесь — номера.

А вот когда перешли границу, город назывался, станция то есть, Юденбург — это железная станция, где мы работали в 1943-1944 годы. До этого немцы от Юденбурга вели дорогу. Сколько там было рабочей силы, а сколько гражданского населения русского было! Там и поляки были, и французы, и итальянцы. Когда Муссолини сдал свои войска, вернее отозвал, не стал дружить с Гитлером. У них такие же были надписи — у итальянцев, у латышей — нашивки были. Русских много. Потому что непосредственно все годы отправляли в Германию. И Украина, и Белоруссия были оккупированы. Я только работал. Полицая хотели убить нашего русского. Тридцать семь человек нас рабочая команда и полицай русский. Он по-немецки разговаривал и на работу ходил. И мы. Товарная станция была Юдербург сильная — двенадцать товарных путей.

А полицейского хотели убить за что? Он выдал. Я лично воровал из вагона картошку сырую. По грудь была площадка такая. Ну и вот сговорились. Свет был, как-то лампочку вывернули, чтобы света не было, но он все-таки удрал. Окно было без решетки, где находились мы военнопленные. Охрана была. Когда он почувствовал, что навалились, удрал в окно.

Это большая история. Позвонили в особый отдел. У них было это развито исключительно. Я попал в штрафной лагерь, в общий лагерь. Был под номером две тысячи двести восемьдесят два. Никаких фамилий у военнопленных, были по номерам. И вот меня в штрафной лагерь в общий направили. Это от Юденбурга, где работал, может, сто километров. Туда на месяц. Штраф такой: тридцать два килограмма весом рюкзак, песок или кирпич, положен в рюкзак — два пуда. И два часа: встань — ложись, встань — ложись. Такое наказание. Я это наказание в общем лагере выполнил и обратно очутился в этой команде, где и работал на железной дороге.

А когда уже приближался наш фронт, два немца, они уже пожилые, мастера по железной дороге были, а по выходным брали к себе на работу. Один в деревне жил — там не далеко, один в городе жил. Надо было кроликам чистить клетки, подметать, уборку проводить, копать огород. Когда пришли русские, всех же перебрали, переспросили. Особый отдел восемьсот сороковой.

Когда освободился из плена, я попал на ликвидацию немецкой группировки — сильная группировка была, более триста человек. В Германии русские и немцы смешались. И я в этой группировке проявил находчивость. Наше руководство не хотело каких-то больших жертв, а вывод войск немецких планировался поэтапно.

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю