< Все воспоминания

Климина (Игнатьева) Нина Васильевна

Заставка для - Климина (Игнатьева) Нина Васильевна

Трудно, конечно, было. Но у нас была корова. Корову, конечно, в то время нужно было сдавать государству. И давали корову на 2 семьи. И так делали: неделю одна хозяйка держала, вторую неделю – другая. И сдавали молоко государству. Сколько надо было литров сдать, не помню. А сдавали. И были такие четверти по три литра и вот в этих четвертях, молоко сдавали. Писали в книжку жирность – и все. А так, собственно, отец работал. Он был рыбаком. Рыба была, карточки были, курица была, корова. Так до 1944 года, пока в судоверфь не пошла, я была дома.

Никто из нас не вечен. И ветеранов с каждым годом становится меньше и меньше. Помогите  нам  СОХРАНИТЬ  истории   жизни  и донести их детям.

Помочь можно здесь.

Я– Нина Васильевна Климина,  девичья  фамилия – Игнатьева, родилась 28 января 1928 года в деревне  Низино Волховского района.

В войну я  в тылу была. Здесь все  время, в Сясьстрое работала.  А работала я в этой организации с 1944 года или с1945 года.

В семье у нас  были мать, отец и четверо детей. Отца на войну не взяли, он уже по возрасту не подошел:  он с 1888 года рождения.

Его в армию не взяли, в армию взяли зятя, моей старшей сестры мужа, и мою сестру старшую. Сестра отслужила, осталась жива, здорова. А у зятя жена, моя сестра,  умерла. Осталось от нее трое детей, трое внуков у родителей.   Умерла она 25 мая 1941 года, а 22 июня началась война. Зятя не брали долго в армию, потому что трое детей и мать у него  старушка была. Еще была сестра у него. Ну, потом забрали, и он погиб. Так я что-то помню из разговора,  видимо, что письмо было, что находится он  на канаве Назия  это значит здесь — Ленинградская область. (видимо, речь идет о Канавной улице в поселке Назия Ленинградской области – примеч. ред.)

Мой отец, в нашу семью взял двух внуков. Одного совсем взял, их трое  было: два внука и девочка. Один жил постоянно, а остальные менялись: например,  Саша поживет неделю, Валя приходит и говорит: «Пусть Сашка идет домой, я буду жить».

Отец занимался рыбной ловлей, ну, наверное, с Ладоги, перваком был. Так и жили у нас, отец-то  погиб у них.

Старший брат ушел в армию в 1940 — м году. Ну, как в солдаты-то берут, и он попал на Дальний Восток. И семь лет там прожил, всю войну,  и после войны он вернулся домой. Ну, так дома тоже и жил. Наверное, в 1946 году, что-то было с деньгами, что-то пропало. Он оттуда, видимо,  деньги привез, купили мешок муки, да еще какую-то кофту на эти деньги. Так и растили. Ну, а потом не помню. Выросли, школа там, тетя была и бабушка была.

Как война  началась –  помню.  Всех собрали около сельсовета, деревня у нас была большая  160 домов. Сейчас там совсем мало осталось,  и 60 нет.  Я была там. Построили всех, в тот момент, когда с нашей деревни брали в армию, собрали,  кто должен ехать. И уехали, а так больше я не помню.

Когда война началась,  мне было 13 — ть  лет. Я в  5 — й класс ходила.

Война началась, я работала в клубе заведующей. А был у нас прачечный отряд, госпиталь не знаю,  где был. Но нам  привозили  кровавое белье.

Это было в деревне Низино,  7 км от Сясьстроя. И когда был там построен, ну типа барака или что, я бывала там.  Там были котлы, все это стирали. Кипятили, и потом в клубе, где я работала,  сушили там белье.  Ну, а куда потом отправляли, я не знаю. Так вот,  ребятишки, девушка и парни, которые работали в отряде,  подвозили и подносили,  они считаются настоящими  участниками  войны. Госпиталь–то  военный был.

А я работала  в клубе, так никто, не участник.

А потом меня двоюродная сестра устроила в 1944 году на работу в судоверфь. Там баржи строили. Устроила она меня в контору. Сначала учеником была, потом счетоводом. И там я работала в 1944 -1945 годах.

nina-vasilevna
Климина Нина Василоевна.

Трудно, конечно, было. Но у нас была корова. Корову, конечно, в то время нужно было сдавать государству. И давали корову на  2 семьи. И так делали: неделю одна хозяйка держала, вторую неделю – другая. И сдавали молоко государству. Сколько надо было литров сдать, не помню. А сдавали. И были такие четверти по три литра и вот в этих четвертях, молоко сдавали. Писали в книжку жирность – и все. А так, собственно, отец работал.  Он был рыбаком. Рыба была, карточки были, курица была, корова. Так до  1944 года, пока в судоверфь не пошла,  я была дома.

В школе во время войны я не училась. Школу закрыли,  она была в  километре  от Низино, в лесу. Двухэтажная школа. Низино было, и через 4 километра  деревни Жуковщина и Остров, школа была в лесу выстроена. До войны была. И ходили туда и с Низино и  ходили с других  деревень. С Низино километр  и там, может,  километр.

А когда я поступила уже после судоверфи  09 января 1946 года на комбинат, там заставили ходить в школу. Я там заканчивала вечернюю школу,  7 классов окончила. Ходила оттуда каждый день 7 километров туда и обратно. Когда пешком, а когда «селивановская кукушка» называлась, она подвозила.

Меня сестра устроила   на судоверфь. Она  там работала. Муж у нее был в армии, она 20 или 21 года рождения

Она старше меня,  Анна Епифанова. Она меня устроила туда на работу,  и я там  полгода 1944 года  и  1945-й год  весь год отработала. А потом перешла на комбинат. А  сама сестра Анна  и потом подруга моя, но раньше не была подруга, потом ею стала, они тоже там работали.  Когда война закончилась или еще даже шла война,  их в Свирицу направили, была там Никольская организация, она туда перевелась.. И они туда уехали работать

Я-то работала, сначала в главную контору устроили, но потом меня перевели на лесозавод, где бревна пилят на доски. Напротив лесозавода  сейчас мост есть, ну,  один на комбинате, а второй там. Тогда не было этого моста, а был левее,  и на этом месте там гаражи сейчас, была мастерская, доски строгали для баржи.

Работали,   в основном,  мальчишки.  Такие же, как я, примерно или  на год, на два года постарше. И специалисты были с Ленинграда.

Сами баржи я видела, но я их не строила. Где были баржи,  я там не была. Просто подруга работала там, на берегу, здесь у школы. Где школа, тут дом Глуховых, баржи тут строили. А я была, где угольный склад, где лесозавод сейчас. Эта контора и до сих пор стоит.

А  памятный знак поставили в другом месте – камень. Не знаю,  почему там решили.

Была зарплата.  И работала я там с женщиной, она – старшей, а я как бы ученицей, а потом уже счетоводом. Зарплату начисляли, пилили доски, чего там наработаешь, женщины работали там на заводе. И грузили,  и пилили, направляли через речку в мастерскую. И доски,  и потом есть такая четырехугольная  рама(?)

Все время я была в Низино, всю войну жила в Низино, а работала в Сясьстрое.

papa-ignatev-vasilij-yakovlevich-mama-tatyana-nikolaevna-babushka-alena-1915-1917
папа Игнатьев Василий Яковлевич,мама Татьяна Николаевна,бабушка Алёна.

В Сясьстрое были военнопленные.

Жили   они там, видимо, для них было что-то выстроено, потому что я  январе  1946 года поступила на комбинат, в главную контору с лесозавода. Так их водили на комбинат, и они  работали там. Они были одеты нормально, их кормили, наверное,  и поили. А где жили, не знаю.  Были три барака около канадки, в том месте, где сейчас находится офис нашего  торгового дома, там были бараки  огорожены, их охраняли, как будто, там они жили.  Может быть, их  и охраняли.

Ну, потом в этих бараках жили гражданские, я уже, когда замуж выходила в 1952 году, тоже там жила, там было три барака. Ну,  может,  не эти бараки были  на улице Культуры.

Каждый день из Низино ходила сюда на работу

А если «кукушки» нет, придешь, не одна я была. А возили торф в решетках  для комбината, канатная была дорога. Тогда тросами поднимали туда, и кукушка ходила туда. А другой раз приедешь, и решеток много, торф везут, и она мимо и не останавливается. Мы сзади за этой кукушкой,  Пешком семь километров.

Она ходила рано –  «кукушка». Не опаздывали, если на ней приедешь. На работу приду другой раз, контора открыта, я сижу целый час, вязала или читала. В то время вязали много. Дома читаешь книжку, а вязание– в сторону, дверь закрыта, мама заходит, я книжку закрываю и вязание в руки.

Ну,  отец мой рыбак,  я ходила только к знакомым, носила рыбу, продавала. И молоком, как девчонки,  торговали, и луком. Открытый был рынок.

Город бомбили. Даже в Низино было, в дома не попали, а в поле было тоже две большие воронки. Но никто не погиб. А в Сясьстрое было, где угольный склад сейчас, его уже нет, что-то стояло и военные были и бочки стояли с чем-то, может,  с керосином. Бомбили. Так даже в комбинате несколько человек были убиты, бомбили и электростанцию, и где были телефоны на комбинате. Это было именно на комбинате, в Сясьстрое я не помню. А разговор был, что на комбинате попадало. Где была телефонная станция, а сама телефонная была на улице Культуры

9-го мая помню. Вот когда сказали, что война закончилась,  и нас с работы отпустили, с судоверфи. И я пришла. Где сейчас магазин молочный, около бани, два дома, еще на новой улице. Напротив магазина, в жилом доме был магазин, я купила бутылку водки и бежала я лесом домой, пешком. Пришла, а дома – никого.  Где они, не стала спрашивать, пошла к сельсовету, все люди уже были там. Война кончилась,  там было что–то  типа митинга, родители уже были там.

В Сясьстрой я переехала, когда  вышла замуж,   в  1952 году, тогда  и переехала. В новую деревню, где дорога железная.  19 июня вышла замуж, и начали мы строить дом. Муж у меня с Чуново, тоже Волховский район, ну, у него сестра была  и он. И сестра,  и он в один день женились. Свадьбы не было: отца не было, мать в колхозе. Денег не было, мы записались, где ресторан сейчас,  был сельсовет, там записались, дома отметили,  и все. Ни колечка.  ничего не было.  Вместе прожили 18 лет.

Потом мы разошлись. Умер он в 1993 году.  Я уже здесь жила.

Устроилась на комбинат в 1946 году.

9 января, на второй день праздника Рождества, у меня была тетя,  и у нее дочка тоже работала, одного года рождения, и мы были в гостях у них.  Я пришла на комбинат 9 января и проработала там  41 год.

И счетоводом, и бухгалтером, потом оператором была. Счетная была станция, она и сейчас работала. Сдавали документы, а нам привозили.   На арифмометрах работали.

Ничего я не заканчивала, сама обучилась.

Мы надеемся, что Вам понравился  рассказ. Помогите нам узнать больше и  рассказать Вам. Это можно сделать   здесь

 

 

 

 

 

Фото

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю