< Все воспоминания

Бронштейн (Танезер) Фрида Моисеевна

Заставка для - Бронштейн (Танезер) Фрида Моисеевна

Еще вот я забыла сказать: до эвакуации нас, детей ленинградских, эвакуировали в район Балдаево, и вот передавали, что разбомбили эшелон в Лычково .
И нас вернули. А мама поехала опознавать, там разбомбили всех в Лычково , этот эшелон, она меня там искала и не нашла. Вернулась, а меня уже привезли, я открыла ей дверь, и она потеряла сознание.
Это первая попытка эвакуировать только детей.

Никто из нас не вечен. И ветеранов с каждым годом становится меньше и меньше. Помогите  нам  СОХРАНИТЬ  истории   жизни  и донести их детям.

Помочь можно здесь.

Моя фамилия сейчас Бронштейн Фрида Моисеевна. А девичья – Танезер. Родилась я 27 октября 1934 года в Ленинграде.
Жила я на Васильевском острове, в общей квартире, была у нас комната. Папа мой из Белоруссии, мама тоже, из города Рогачево. Папа был старше мамы на 10 лет. Папа работал продавцом. А мама работала учетчицей на заводе, на пивоваренном заводе. У нас была комната 22 метра.
В квартире было шесть съемщиков. Комната досталась от тетки. У тетки была квартира, а потом их начали ужимать. Она там прописала своих родственников. Потому что папа был ее двоюродный брат, еще ее племянница, с двух сторон родня была. Ну, мы там жили, летом я уезжала в Рогачев, с бабушкой.. Там же застала нас война. Но я про жизнь в Ленинграде не очень помню. Я помню, что папа ушел на Финскую войну и тут же вернулся, потому что она закончилась. Уходил, помню, говорил: «Пойду защищать своих дочерей». Сестра родилась, на шесть лет она помладше. Вот папа ушел на Финскую, потом вернулся. А война нас застала в Рогачеве.
Все собрались на площади, слушали доклад Молотова. Поняли, что война, срочно нужно было уезжать. Ну, пошли на вокзал, с нами хотела тетка поехать, мамина сестра. Бабушка не хотела уезжать, она не верила, она пережила первую Мировую войну, и ей повезло. Немцы были приличные. А сестра мамина пошла, говорит: «Я схожу, возьму с собой пальто». Ценилось все, трудно доставалось, и она пошла, а уже поезд подошел. И мы сели с сестрой, она с 1940 года, значит, ей еще не было и года. Была на руках у мамы. Ну, нас подхватили, в последнюю минуту. Мы на последний поезд сели. Очень помогли, люди как — то по-хорошему относились. Старались помочь друг другу. Подхватили, ребенка взяли. И как мы доехали, доехали мы до Ленинграда. Папа уже был на фронте. А погиб он в августе 1941 года, как раз около Луги. Не смог переправиться, не смог переплыть и погиб. А мы остались в Ленинграде. Блокада — это было, конечно, ужасно. Но как-то жили.
Мы приехали, еще не было блокады. Мы же приехали сразу после того, как началась война в июне, была тревожная обстановка, сушили сухари, и наволочка сухарей как раз нас спасла. Особенно сестру маленькую. Мама продавала все, что было в доме: кожаное пальто папино за буханку хлеба, все было продано. Ну, как-то мы выжили. И еще вот мамин дядя помог, он работал в булочной. Поэтому иногда там клеили талоны, ну, в общем, давали кусочек хлеба, пару макаронин. Это было изредка.
Во время налетов мы прятались в коридор. Самое главное, что я помню, что не у кого…

Самое главное, что мы никогда не думали, что отдадут немцам Ленинград. Были уверены, что все переживем. И когда стали давать 125 грамма хлеба, у нас была буржуйка, и мама на кусочки резала этот хлеб и сушила. Приходила даже соседка с детьми, мама угощала все равно.

Ждали победу, потом эвакуировались. Мы пробыли в блокаде месяцев пять, это точно. Эвакуировали в начале августа, потому что когда мы ехали, нас кормили огурцами.
Мы месяца два ехали из Ленинграда. Мы ехали через Ладогу на пароходе или на каком-то…, да, на корабле. И корабли кругом тонули, это я помню хорошо, как рвались бомбы, как нас бомбили.
Еще вот я забыла сказать: до эвакуации нас, детей ленинградских, эвакуировали в район Балдаево, и вот передавали, что разбомбили эшелон в Лычково .
И нас вернули. А мама поехала опознавать, там разбомбили всех в Лычково , этот эшелон, она меня там искала и не нашла. Вернулась, а меня уже привезли, я открыла ей дверь, и она потеряла сознание.
Это первая попытка эвакуировать только детей.
А потом, после института, я как раз попала в Валдай, и там работала учителем.
Эвакуировались в Башкирию. В августе уехали, и где-то в середине сентября попали в Большой Лок , это был Кальтосельский район. А район Башкирия это. И мы попали в деревню, а там оказались земляки. Ну, они нам помогли немного. Одна была из Ленинграда, и Татьяна была из Луги. Жили там на квартире. Мама, двое детей, и еще была папина племянница, она в техникуме в Ленинграде училась.
Ну, мама у нас такая была, это молодость была: стихи писала и какие-то частушки писала на хозяина квартиры, где мы жили. И он нас выставил на улицу.
Потому что деревня распевала эти частушки про него. А председатель, думал, что это женщина ночует. И были какие-то разборки.
А куда жить-то идти? Пришла Татьяна из Луги, сняла скатерть со стола. Все побросала, все в скатерть.
И мы жили у Татьяны. А она работала на мясокомбинате.
Ну, в общем так, мама была как прислуга. Жили, конечно, тяжело, всю эвакуацию прожили там. Я там тифом болела. Татьяна болела, и мама всех выхаживала.
Мама не заболела.
Мама все умела. У нее руки были золотые. Ее звали Раиса Венционовна, и вот она нас выходила. А потом еще нам мамина тетка прислала мешок картошки. Можно было послать, а в Ленинграде выдали. Вот мы так и продержались, потом Татьяна помогала, когда иногда из Луги приезжала. Она была устроена и помогала.
Она была такой боец, в юбочке такой коротенькой. Ну вот, такие дела. Вот выжили.
Папу звали Моисей Львович. Мама 1915 года рождения, а папа 1905 года рождения. 10 лет была разница у них. В 1945 году вернулись. Когда война закончилась, после Победы вернулись. Приехали случайно, счастливы были, что комната в Ленинграде сохранилась. И стали жить. Жили тяжело, конечно.
Мама устроилась на телефонную станцию.
Я пошла в школу, в третий класс пошла вместо четвертого, потому что с третьего класса был английский. Жили тяжело, мама вышла замуж в 33 года. Стало полегче материально. Ели получше.
Было очень тяжелое время. Мама малокровием болела, лежала в больнице. Вспоминать тяжело.
Школу я закончила в 1953 году. Поступила в институт, в 1958 году закончила. Учитель я английского и немецкого языка. Приехали по распределению, поехали в Новгородскую область и жили на Валдае пять лет. А потом переехали в Лугу. С тех пор живем в Луге.

Мы надеемся, что Вам понравился рассказ. Помогите нам узнать больше и рассказать Вам. Это можно сделать здесь.

Нас поддерживают

ЛООО СП «Центр женских инициатив»
Ленинградская область, г. Тосно, ул. Боярова, д. 16а
Телефон/факс: +7-813-61-3-23-05
Email: wic06@narod.ru

Добавить свою историю

Хотите стать частью проекта и поделиться семейными историями и воспоминаниями о войне и военных годах?

Прислать историю